Форум » Делимся мнением о фильмах и книгах. Произведения. Идеи. Мысли. » Чем-то понравился фильм? Расскажи о последнем. » Ответить

Чем-то понравился фильм? Расскажи о последнем.

admin milapres: Делимся мнениями о впечатлившем фильме.

Ответов - 188, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 All

Отличник: jkm общага на крови

jkm: Отличник уже читаю, спасибо. Но опять что то не то. Не "вижу" героев, может пока еще не отошла от предыдущей книги.

СЕРЁГА: jkm Только что прочла, когда закончив с чтением романа решила поближе познакомиться с автором и зашла на его сайт. Характер героя так и остался не понятым, надеюсь просмотр фильма хоть что то разъяснит.Ну, характер Служкина сам автор раскрывает в ответах на письма. Если интересно, дофига слов с сайта автора: Вопрос Добрый день,Алексей! Скажите, а как вы представляете себе жизнь Географа-Служкина в наше время, десять лет спустя - ему "уже 38 лет". Где работает? О чем мечтает? Чего он достиг? Кем он стал? Спасибо за ответ. Марина, 22.08.2006 Ответ Дорогая Марина! Я не могу ответить на ваш вопрос. Сиквела «Географу» я не задумывал. А персонажи – все-таки не дети, не ученики, чтобы представлять, как они живут спустя десять лет после завершения произведения. Я не знаю… Хотя мне кажется, что у такого человека, как Виктор Служкин, к 38 годам должно все «устаканиться». Он должен обрести и статус, и прочное место в жизни, поскольку он себя не предавал и не собирался этого делать в дальнейшем. Капля камень точит, и при условии душевной стойкости человек не может пропасть или деградировать. А вот подробности и детали… Не знаю. 1. Является ли Градусов Вашим прототипом или чьим-нибудь еще? Или может быть Градусов это Служкин в детстве? 2. Взяты ли некоторые ситуации из Вашей школьной жизни, в качестве сюжета книги? 1. "Служкиным в детстве" является Служкин в детстве - в "Географе" же есть глава об этом. Витька Служкин не похож на Градусова. Я сам, кстати, тоже не похож на Градусова. Градусова целиком я списал с одного мальчика, который был моим учеником, когда я сам работал в школе. 2. Да, вы правы: кое-какие ситуации из детства Служкина, из его работы в школе и из похода я брал из собственной жизни или из жизни своих знакомых. Но какие конкретно - рассказывать долго, да, наверное, и не стоит. Ваши герои так много пьют.По-моему,это общеизвестно:на холоде согревает только первый стакан,дальше-все наоборот,чем больше пьешь,тем быстрее замерзаешь.Вы этого не знаете?А если столько выпьют дети,они просто-покойники.Не слишком ли тяжкий грех Вы кладете на душу Служкина? И про пьянство. Смею вас уверить, что я знаю воздействие спиртного на морозе (как и любой, наверное, русский мужчина). И запойного пьянства детей в походе не было. Один раз напились - да, и всё. Дальше, действительно, только "для сугреву". К тому же, Служкин никого не спаивал, не вкладывал бутылку детям в руки. Он не препятствовал их выпивке - это верно; но если бы он начал препятствовать, то подростки всё равно бы выпили, но тайком от него. И они сами об этом говорили. Служкин же предпочёл, чтобы всё происходило на его глазах и под его контролем. Поверхностный читатель расценит, что Служкин всех распустил и потерял все бразды правления коллективом в походе. Но внимательный читатель увидит, что Служкин оставил за собой "теневое руководство", когда все главные решения он всё равно принимает сам, не выпячивая своей фигуры, а дети, не понимая его роли, консультируются с ним. Прочитайте внимательнее - и вы это увидите. Единственное важное решение, которое "отцы" приняли сами - это идти через порог. Но Служкина в то время физически не было рядом. И ещё: напомню, что там, где пить было категорически нельзя - перед прохождением порога, - Служкин детям пить запретил. Он не так уж и прост, Служкин. Жаль, что читатель, как 14-летние "отцы", ведётся на его поводу и не видит тайной механики реализации Служкинских замыслов. Служкин - манипулятор людьми, он манипулирует своей женой и другом, своими подругами, своими учениками, а оказывается - и читателями. Так все же Служкин-манипулятор?Я в этом и не сомневалась.Не понятно другое,Вы говорили,что он Вам очень симпатичен,Вам симпатичен манипулятор?А когда Вами манипулируют-Вам нравится?Или Вы сами так отманипулируете,что мало не покажется? Да, Служкин мне симпатичен. Да, Служкин манипулятор. Но в любой стуации надо разбираться индивидуально. Наверное, Служкин поступил нехорошо, когда "сманипулировал" и отправил Будкина к Наде, а Колесникова к Сашеньке. Но по-человечески эти поступки оскорблённого самолюбия понятны. А с другой стороны, Служкин поступил хорошо, что в походе на стал давить подростков своим авторитетом, насаждать дисциплину "из-под палки", не стал орать и поучать, а просто тихонечко подправлял беседы и положения так, чтобы подростки сами делали надлежащие выводы. Яна, не все цели достигаются "в лоб", напрямик. Есть такие вещи, как деликатность, чужое достоинство, педагогические технологии. Турникет, бьющий ниже пояса, оскорбляет человека, а светофор - нет. Служкин - светофор. Кстати, поэтому при Служкине хоть кто может пробежать "на красный свет" - и очень часто бегут. Глобальный вопрос такой: можно ли связать типажи Моржов = Будкин = возможно Осташа VS Щекин = Служкин = возможно князь Михаил? Выстраивать какие-либо системы из героев разных моих произведений я бы не стал. Их объединяет лишь то, что все они (вы правы) - какие-то грани меня самого. И всё. Все остальные параллели случайны. Я не беру какой-то архетип, чтобы интерпретировать его так и сяк в разных произведениях. Я не считаю, что Служкин - это выживший Отличник, а Моржов - разбогатевший Служкин. И т.д. Наверняка вы правы, и сходство между персонажами есть, но оно объясняется тем, что у всех у них один автор, который сам от себя убежать не может. Идейно же - нет, никакой последовательностью, никакой эволюцией я связать их не могу. Может, я и не прав. Но это опять же потому, что из своей шкуры не выскочить и со стороны на себя не взглянуть. Вопрос Здравствуйте, Алексей Викторович! Хотелось бы узнать Ваше мнение по данным вопросам. Кого в реальной жизни Вы могли бы назвать "неудачником" (то что понимается под этим словом)? Почему? Кого бы Вы могли назвать успешным человеком? Можно ли назвать пьющего человека неудачником? Может ли пьющий человек быть успешным или счастливым? При каких условиях? Могли бы Вы привести пример неудачника и успешного человека в Ваших произведениях? Мне кажется эти вопросы близки к тем, которые задают Ваши герои себе. Очень интересно Ваше мнение. Спасибо! Святой, 26.07.2007 Ответ Уважаемый Святой. Ну и вопросики у вас - на диссертацию... Или на морально-этический трактат. Я уж попытаюсь ответить только по своим текстам, без обобщения, хорошо? Под "неудачником" я имею в виду того, кто вынужден жить так, как ему неорганично. Не важно, успешный это человек или нет, потому что он всё время в дискомфорте и стрессе - ломает себя под формат имеющейся роли. Пример из "Географа". Будкин: он хочет искренности, а все видят только его деньги - за искренностью он и ходит к другу Служкину. Или Надя - ей нужен достаток и статус, а их нет. Как видите, неудачником может быть и успешный человек, и неуспешный. В моей, разумеется, трактовке. Успешный - это социально реализовавшийся человек. Всегда конформист (конформизм - не такое уж и плохое качество). Пьющие люди часто бывают счастливыми, реже (но бывают) - успешными. Пример того и другого - друиды. Ничего, кроме выпивки, им не надо, и при наличии Моржова они счастливы и успешны в этом мире. Пока у них не отнимают мотоциклетку - потому что пешком ходить за выпивкой им не по силам. Пример успешного неудачника - Будкин. Так часто бывает, когда человек предаёт себя, идёт не туда, куда хочет, а где дают денег. Деньги он получит, но себя потеряет. Вот и получается успешный неудачник. Служкину деньги не нужны. Он их и не имеет, он нуспешный человек. Но он не потерял себя, следовательно, - не "неудачник". Его проблема в том, что почти все "вколачивают" его в несвойственную ему роль, требуют от него того, что ему неорганично, - требуют не пить и зарабатывать деньги. Он неуспешный удачник (часть книги так и называется - "Достатки и недостоинства"), а от него требуют стать успешным неудачником. Ситуация неразрешима - отсюда экзистенциальная драма. Кстати, примерно такая же, как у Осташи Перехода и князя Михаила.) Абсолютно успешный удачник - Моржов. Но его драма в наличии совести. Ему стыдно быть победителем в одиночку. Будет ли когда-нибудь написано продолжение Географа? (Про Моржова спрошу то же самое лет через 12) Спасибо за такие хорошие слова. Но сиквела не будет. Я не имею ничего против сиквелов, но в данном случае - это только удвоение, и не более. Может быть, Служкин выправится социально (и даже семейно), но экзистенциально - нет. "Пустыня одиночества" не кончается никогда, это вещь имманентная. Зачастую заложенная в человека, как генотип. Я так думаю. И с подобной позиции рассказывать историю о "выходе из пустыни" - фальшь. А повествовать о дальнейших странствиях в этой пустыне - повторение пройденного (по пустыням, как завещал Моисей, мы ходим кругами, а не напрямик, и цель хождения - не выход, а смерть). Переводя смысл этого пассажа в плоскость быта, повторюсь и сам: "Географом" я сказал всё, что можно было сказать о Викторе Служкине. Аминь. А вот Борис Моржов... Пока и сам не знаю. Но ведь вы обещали мне фору в 12 лет. Вы, действительно, задаёте сложнейшие вопросы, требующие трактата. Я попробую вычленить один, в котором хоть как-то отсветят и другие вопросы, на которые в данном посте ответить просто не смогу. Кризис Служкина - вы правы - это кризис экзистенциональный. Упрощённо говоря, он таков: "Я - хороший и умный человек; я не преобразователь мира; в мире сейчас торжествуют преобразователи; значит, все считают меня полным ничтожеством; я с этим мириться не хочу и сам выведу себя из числа уважаемых членов общества, потому что это общество мне не нравится". Это - середина 90-х. Экстраполяцию этого экзистенциального кризиса можно вычислить в образе Моржова из "Блуды и МУДО": "Хорошие и умные люди по-прежнему не нужны; я - хороший и умный человек; в мире торжествуют "перераспределители преобразованного"; я не хочу быть с ними; если я не буду с ними, то стану ничтожеством; я не хочу быть ничтожеством, а потому буду манипулировать этими "перераспределителями", чтобы помочь "Служкиным" не погрязнуть навсегда, так как это даст мне право числить себя в порядочных людях хотя бы по одному признаку". Два разных кода поведения "приличного человека" в две разные эпохи - ельцинскую и путинскую. Оба эти кода выводят хорошего человека за грань морали: Служкин бессилен и пьёт, Моржов врёт и блудничает. Но Служкин вообще выпадает из общества, а Моржов исхитряется занять в этом обществе значимое место. Вывод: приличный человек, оставаясь самим собой, не может выглядеть "приличным" в понятиях традиционной и разумной культуры. Это и есть экзистенциальный кризис, две его разные фазы. Но хрен, как известно, редьки не слаще. Как я понимаю.( возникло стойкое ощущение) Служкин - это Святой Нашего Времени? По аналогии с Лермонтовским " Героем Нашего Времени". Лермонтовский Печорин - не святой, но "герой нашего времени". И я своего Служкина мыслил как "героя нашего времени". А то, что он фантазирует насчёт своей святости, - так это романтизм, присущий типажу "героя нашего времени". 1. Существуют ли на самом деле те места, о которых вы пишите в "Географе" (например, место, где Служкин встречал с ребятами Новый год; места, по которым сплавлялись они же; районы Перми, через которые проходил маленький Витя Служкин, боявшийся, что его изобьют)? 2. Можно ли за прототип общаги, о которой вы рассказываете в одноименном произведении, принимать УрГУшевскую общагу по Чапаева (тем более, что мне старшие товарищи рассказывали про совпадения с книгой: например, самоубийство девушки)? А вы сами в какой общаге жили? И номерок комнаты – если помните, конечно. Мы там табличку сделаем :) 1. Кое-какие места существуют, только называются иначе; кое-какие - нет. Здесь надо разбираться с каждым случаем отдельно. Новый год Служкин с отцами встречал возле Октябрьских пещер на речке Кутамыш (станция Валёжная). С детьми Служкин сплавлялся по речке Вильве (она названа Понышем) и Чусовой (названа Ледяной) с привлечением некоторых мест реки Усьвы. Те районы, где могли избить маленького Витьку, не существуют. 2. Девятиэтажную жёлтую общагу на углу Чапаева и Большакова не можно, а нужно принимать за прототип. Самоубийство девушки - не совпадение, а то, из чего и завязался роман. Это была девушка моего друга. Хотя причины этого самоубийства я изменил. Сам я жил в этой общаге года полтора, а вот номера комнаты не помню. И не надо там никакой таблички, честное слово. Преподовал ли Служкин лишь у 9 паралели? это ведь очень мало часов, а точнее из расчёта по 2 на класс - 6 часов в неделю. Как Роза Борисовна смогла отпустить Машу Большакову, свою дочь, в поход с Служкиным, человеком, которого она не уважала и раскатывала на каждом педсовете? Испытывала ли она к Служкину тёплые чувства? Вы задали очень точный и профессиональный вопрос. Конечно, работа Служкина не могла исчерпываться преподаванием у трёх девятых классов. Это, наверное, треть ставки педагога, не больше. На такие деньги и скворца не прокормишь. Но для романа незачем вдаваться в подробности. Про Машу тоже точный вопрос. Для себя я вижу ситуацию так, что Маша с её твёрдым характером просто вынудила маму (Розу Борисовну) подчиниться её решению идти в поход с неприятным маме человеком. Что, разумеется, вызвало у мамы (Розы Борисовны) обострение негатива по отношению к Служкину. Конфликт Служкина и Розы Борисовны - это не педагогический конфликт, а конфликт "отцов и детей", где Служкин на стороне "детей". Как я понял Географа (возможно, это совершенно не то, что вы задумывали), история о самом обычном человеке, который на поверку оказывается самым необычным: для него нет полюсов, нет черного и белого, он не знает кого любить, как жить и что делать; постоянно общаясь с людьми, он одинок среди них всех и топит своё одиночество в алкоголе. После книги испытал опустошение внутри, как после ремарковских "трех товарищей", когда я, закрыв ее на последней странице, задался вопросов "и что же теперь?" Но я не согласен с вами в оценке Виктора Служкина. На мой взгляд, это внутренне цельный человек, который знает, кого любить и как жить. Только вот его ценности в этом мире смешны и нелепы. А бухает он просто так, как все, для настроения. Личное же в этом романе то (что я сам работал в школе - это не важно, это просто фактура), что я сам попал в эту ситуацию в середине 90-х годов. Я учился в университете, чтобы стать искусствоведом, работал, старался быть приличным человеком и видеть в ближних приличных людей. А оказалось, что учился я зря, потому что нужны не искусствоведы, а торговцы, не приличные люди, а хамы, не работающие, а ловкие. Но мои попытки испохабиться оказались неудачными. Все обгоняли меня и при обгоне крутили пальцем у виска. Я же, дурак, предпочитал оставаться самим собой, обрекая себя на статус лузера, неспособного даже на подлость. Это совершенно служкинская ситуация. Моя жизнь показала, что прав был я, а не они; стратегия сохранения себя оказалась в перспективе более выигрышной. Поэтому для меня Служкин, написанный по моей жизненной ситуации, всё равно прав, хотя и доказательства - вне романа. Но отсутствие доказательств и придаёт роману объём - возможность множества трактовок (даже таких, с какими я не согласен). Уважаемый Алексей! Хотелось бы уточнить свое восприятие Географа с тем, что Вы сами туда закладывали. У меня возникло ощущение, что в романе затрагивается тема о детскости взрослых и о взрослости детей. Границы для Служкина между его Я в детстве и Я взрослым – нет. Он – взрослый мальчик и логично влюбляется в девочку Машу. В принципе, друг от друга взрослые и дети отличаются только возможностями. Еще у Вас в романе женское исследование с двумя положительными персонажами Чекушкой и Угрозой Борисовной? У меня возникло такое впечатление. Потому, что остальные: Рунева – паразитка; Кира считает себя самой умной, поэтому дура; Ветка – балда; Надя ищет виноватых в своей судьбе и упорно навязывает эту роль Служкину – все они подвида «бабы обыкновенные». Вздохнуть и есть то, что положили. Наверное такие мы и есть. Мне интересно, чего хорошего Служкин и Будкин нашли в Наде? Мне как-то очень трудно ответить на ваши вопросы... По-моему, вы видите в "Географе" противопоставления, которых нет. Детскость взрослых - это инфантилизм, обусловленный многими причинами, социальными в особенности. Взрослость детей - это отсутствие в их жизни настоящих взрослых, заброшенность. И то, и другое говорит только о моральной ситуации в обществе, где происходит подобное, но друг другу не противопоставляется. То, что Служкин - взрослый мальчик, ну и что? И Будкин с восторгом предаётся детским воспоминаниям, и Колесников ведёт себя как пубертатный подросток. Ситуация в стране, когда мужчина не может реализовать свою роль кормильца и защитника, провоцирует на инфантилизм поведения. Угроза и Чекушка - явления одного порядка, но разных обществ. Тоталитарная система школьного обучения, которая губит и учеников (Служкин в детстве), и учителей (Служкин взрослый). Я не считаю Угрозу и Чекушку "положительными" - в контексте романа, разумеется. Вне романа они могут быть очень порядочными людьми, но это - за пределами книги. Я не считаю Сашеньку, Ветку, Киру и Надю бросовыми людьми, "бабами обыкновенными". Женщины ищут счастье - в меру своего понимания методов поиска. Это очень естественно и правильно. И единственный вывод - то, что таким образом, каким они это делают, они не обретут счастья в лице конкретно Служкина, Будкина или Колесникова. Но от неполноты своего понимания жизни героини становятся не хуже, а несчастнее. А что хорошего Служкин и Будкин нашли в Наде?.. Какой-то странный вопрос. Влюблённость не мотивируется. Конечно, её можно мотивировать задним числом, но такое объяснение всё равно останется схематичным, неполным. Чего хорошего Ромео находит в Джульетте, Онегин - в Татьяне и т.д.? Хорошее - не редкость, и такое же хорошее можно найти в других людях. Найти - но не влюбиться. А что тогда такое счастье? Мне кажется, каждый человек интуитивно понимает, что такое счастье. Но формализовать это понятие - то есть, объяснить как состояние или ощущение типа "счастье - это когда тебя понимают" - принципиально невозможно. Попробуйте-ка объяснить, почему Луна - это грустно? И слава богу, что есть необъясняемые вещи, иначе бы мы стали роботами. А расклад по возрастам такой. Служкин - 28. Будкин - 27. Моржов - 28. Щёкин - 27. Розка и Милена - "под тридцатчик". Осташа - 19. Отличник - 18. Лёля и Нелли - 20. Игорь - 22. Ванька - 24. Географ - инфантилен, он даже более, чем все остальные мужчины, вечно 12-летний. Не смотря на то, что пьет, курит и "пытается ужиться с женой". Я протестую против его философствований на тему, почему он отказался от Маши. Вовсе не потому, и не потому, а потому, что он все-таки взрослый, а она - ребенок. И должна сама, без его тесного вмешательства, пройти свой ребенковский путь, даже, если она зрелая во всех отношениях. Потому как у них есть главное отличие - у нее нет опыта и ей сравнивать не с чем. Нет чести в том, чтобы отказаться от близости с ребенком. Про Географа. Не важно, по каким причинам он не "взял" Машу: главное - сделал это сам и добровольно. И боюсь, что вы недооцениваете моего героя. Его прибаутки - типа "кто за ляжки, а мы за фляжки" - это просто прибаутки, а не мудрости земные. И Служкин не ушёл в прибаутки (вы повторяете аргумент его жены) - он ими отгородился. Конечно, он инфантилен. Но в отличие от прочих героев он - порядочный. Он не титан духа и не прочь бы согрешить, но всё равно вместо непорядочных поступков у него получаются только свинские - а это большая разница. И быть порядочным ему помогает его идеализм, который, в свою очередь, порождает и инфантильность. Инфантильность и порядочность - две стороны медали идеализма. А служкинский принцип "неимения залога" - принцип спасения тех, кто не может стремиться быть порядочным так же настойчиво, как он сам. Быть порядочным - это очень тяжело, это поведение настоящего взрослого мужчины, который мужчина не потому, что у него "квартира, машина и хрен в пол-аршина". Нежелание Служкина кому-то что-то доказывать - это не следствие его пассивности, а вполне взрослое осознание слабости человеческой природы, милость к близким. И горькое осознание того, что в нашем мире быть порядочным - стратегия бесперспективная. Делать такое дело, зная, что будешь оплёван, - примерно то же самое, что жить по христовым заветам, зная, что всё равно никогда не сравняешься с Христом; поэтому Служкин говорит о "святости в миру". По-моему, вы как раз и плюнули в Служкина - в точности по его ожиданиям от жизни. Пожалуйста, растолкуйте: 1. Зачем Служкин подкладывает Руневу Колесникову в тот день, когда она попросила самого Служкина прийти к нему? 2. Почему самая последняя глава в книге называется "Одиночество"? Ведь Служкин остается с женой и дочерью. Маша Большакова, как признался сам Служкин в одной из предыдущих глав, никогда ему не принадлежала, а, значит, он ее не мог потерять. Друзья (Будкин, Ветка и т.д.) остались при нем. Так почему же он стал одиноким? 3. Маша Большакова - это прообраз Лены Анфимовой? 4. Что двигало Служкиным, когда он напился у Киры в ванной, а потом пустыми бутылками изображал рогатого животного? Несколько раз перечитывал именно этот фрагмент - хоть убейте, а логики не вижу, смысла не понимаю... 5. Почему Тата называет родителей по именам, а не "мама-папа"? Ваши вопросы, вроде бы, ясные, но ответить мне на них чертовски сложно... Это, видимо, тоже из-за моего возраста. 1. Служкин подкладывает Рунёвой Колесникова, потому что Колесников - тот, кто нужен Сашеньке, хотя она сама себе в этом не признаётся. Это "подкладывание" происходит в тот день, когда у Служкина появилась возможность для этого: Сашенька хотела любовника, а позвать ей было некого. 2. Последняя глава называется "Одиночество", потому что Служкин одинок. Его друзья и подруги видят его не таким, каким он сам видит себя, а потому и нет полноценного общения. Это не значит, что все - дураки, а Служкин - непризнанный гений. Это обычная ситуация, которая в европейской культуре 60-ых годов характеризовалась как "экзистенциональная". Служкин сделал всё, что мог, но не вырвался из паутины экзистенции - потому последняя глава и называется вот так. 3. Как Маша Большакова может быть прообразом Лены Анфимовой? Наверное, вы имели в виду, что Лена - это повзрослевшая Маша? Нет, я так не думаю. По-моему, в детских воспоминаниях Служкина Лена как личность не существует - просто девочка, и всё. "Несуществующую" Лену нельзя сравнивать с реальной Машей - потому взрослая Лена и не соотносится с девочкой Машей. 4. Служкиным в сцене с Кирой двигало оскорблённое чувство собственного достоинства. Кира унижала Служкина даже своим согласием отдаться, потому что этим она использовала Служкина для компенсации собственного поражения с Будкиным. В ответ Служкин превратил себя в свинью, которой ничего нельзя компенсировать, и оставил Киру наедине с её комплексами и самомнением. 5. Однажды я знал маленькую девочку, которая и папу, и маму, и бабушку, и дедушку, и всех на свете называла только по именам. Мне это показалось очень смешным. Вот и всё. Какова суть Розы Борисовны, отбирающей Машу у Служкина? По всей видимости, вы решили оставить принцип "залога счастья" ненарушенным, а личную жизнь раздробленной. Хотели ли вы этим сказать, что Служкин в своей лучшей ипостаси проявляется только тогда, когда остается абсолютно нереализованным во внешнем мире, и даже такая вещь, как ответная любовь, может лишить его внутренней самосогласованности? Роза Борисовна - это Чекушка для взрослого Служкина. Но она ничего не отбирает: Служкин уже сам отказался. Наличие такой мамы нужно лишь для того, чтобы показать мудрость служкинского выбора. С такой мамой - с такими жизненными принципами Маши, - любовь Служкина и Маши невозможна. Эта любовь была жизнеспособна только в особых условиях - в походе, например. Служкин ведь говорит: "Поход - как заповедник судьбы". Ну, как в заповеднике вы покормите, скажем, оленя, а в городе не потащите его жить к себе в квартиру. Служкин не нарушает своего принципа "неимения залога" - точнее, исправляет нарушение. В этом-то и есть его самореализация. Он реализуется как личность, потому что он умеет не брать того, что ему не принадлежит. Например - Машу. Почему "взять своё" - это поступок, а "не взять чужого" - нет? Отказ совершать зло - тоже поступок. Внутреннего покоя Служкина может лишить не ответная-безответная любовь, а совершённая им подлость. Служкин её не совершил - и, значит, ничего не лишился. Сохранил. Защитил. Защитники Брестской крепости тоже славны вовсе не тем, что штурмовали Рейхстаг. И они полностью реализовались "во внешнем мире" - просто потому, что не сдались. И Служкин никому не сдался - даже себе. Будучи большим мастером моральных падений, нравственного падения он не допускает. У него всё состоялось, всё реализовалось, все поступки совершены. Мне кажется, что сложность понимания Служкина - и многих других вещей в этом мире, - заключается в том, что люди пытаются искать там, где надо идентифицировать. Роют землю в поисках самородков там, где надо эту землю просеивать, отбирая золотой песок. Пьют безалкогольное пиво вместо того, чтобы лечить алкоголизм. Вопрос Алексей Викторович, пишет вам «ехидный верзила», «кандидат в медалисты» Старков. Прочитал за последние годы несколько ваших замечательных творений, и только на прошлой неделе наткнулся на «Географа». Поначалу ошалел, потому как никак до этого не мог сопоставить вас с тем географом, который вел у нас географию в 9-м А классе в 92-м году. После «Золота бунта» и «Чердыни» уже считал вас просто натурально классиком современной литературы, но верите или нет, никак не мог подумать, что вы тот самый Географ! Боже мой, какие бы там премии вам не вручали, могу сказать совершенно определенно следующее. Сколько вы там на самом деле вы с нами мучались - 2-3 месяца? Так вот за это короткое время вы нас так четко изучили, что легко узнаешь всех персонажей даже спустя годы, в том числе Безматерных и Безденежных, которых в нашем классе никогда не было. БРАВО!!! никогда бы не подумал, что переживу тот период своей жизни еще раз так отчетливо и реалистично. СПАСИБО! Пусть даже мой персонаж вышел в ваших глазах, прямо скажем, не слишком порядочной фигурой (неужели я и в самом деле произвел на вас такое мерзостное впечатление?), но теперь я могу вздохнуть спокойно, нет теперь во мне этого описанного вами хамства, и, наверное, спасибо вам за это в том числе! Знаете, какая фраза больше всего запомнилась из Географа? «Поход - это заповедник судьбы». ПРАВДА, ИСТИННАЯ ПРАВДА! У меня не такой большой стаж в этом деле - всего каких-то 5-6 лет, но я полюбил этот процесс уже во взрослом возрасте, и готов на 100% с вами в этом согласиться. После слов Владимира Семеновича про парня, которого надо тянуть за собой, эти ваши слова несомненно рядом и не менее весомы. Вот было бы здорово оказаться с вами на одном катамаране на какой-нибудь Ледяной, как по вашей воле повезло пацанам из 9-го Б, и пролистать еще разок ту страницу нашей, пусть и короткой, но общей биографии, которая благодаря вашему таланту вдруг неожиданно так четко всплыла из памяти. Да кстати, пусть в вашем варианте книги вы не пришли на наш последний звонок, но мы-то знаем, что это не так. У меня есть фото с крыльца нашей 83-ей, где вся в сборе наша красная профессура … прочие наши любимые, и вы слева (как же я все-таки раньше не сопоставил вас с тем самым географом? хотя все время, пока читал ваши произведения, подсознательно размышлял, где я мог видеть это лицо?). В общем, сумбурно вышло, но наверное по-другому и не могло быть. Очень многое всколыхнули вы в моем сердце. Еще раз, СПАСИБО. Теперь уже надолго ваш ехидный Старков. Старков, 15.08.2009 Ответ Дорогой Старков. Нелепо обращаться так к совершенно взрослому и состоявшемуся человеку, но что уж поделать… В письме я подчистил кое-какие подробности о прототипах – люди-то ещё работают. Кстати, недавно я узнал, что у ВБ есть дочь Маша, и ВБ страшно обиделась на меня за роман. Этот случай и поясняет, что узнавание – от того, что типично, характерно, а не от того, что я перелицевал всё один-к-одному. А я отлично помню, что фоткался с вами на выпускном, и оттрубил я у вас полный год, а не 2-3 месяца, и меня-то из школы не выгоняли (+ не было ни романов, ни пьянок, ни битв а-ля «Служкин – зондер-команда»), с В-классниками (не с Б) я ходил по походам гораздо позже их учёбы в школе – и это позволило увидеть ситуацию с другой стороны парты, ну и так далее. При всём фактическом несходстве – точное внутреннее попадание, этим я и горжусь. А романный «Старков», по-моему, никакой не хам и всё такое. Хороший умный парень с амбициями – следовательно, с вызовом к тому, кто эти амбиции в своей жизни не реализовал, - к Служкину. Когда я у вас «жёг глаголом», напомню, мне было 23, а Служкину – 28, и он пробожил многое из того, что я к 28-ми всё-таки сохранил. А вы, господин Старков, сейчас должны быть старше обоих – и «того» меня, и Служкина. От таких посланий, вроде этого, у меня рождается какое-то ирреальное чувство, когда наяву видишь, как время сошлифовывает разницу между людьми, разницу между вымыслом и реальностью… Н-да. Спасибо! Удачи!

СЕРЁГА: Продолжение скрытого текста (т.к. в один пост влазит только 30000 знаков): Вопрос Добрый день, Алексей! Есть несколько вопросов по "Географу". Ответьте, пожалуйста. 1. Привязаны ли герои "Географа" к какому-то конкретному времени (перестройка, развал СССР, новое время)? Или же вся эта история может разворачиваться даже сейчас, в наши дни? Понятно, что в книге есть символы эпохи ("Запор" Будкина; высотки; воспоминания Служкина о дне, когда умер Брежнев (по которому можно соотнести примерное время, в котором живет Служкин)). Иными словами, хотели ли вы через призму эпохи (конкретного временного куска в истории страны) показать героев и ситуации "Географа"? 2. Верите ли вы в то, что Служкин, его семья и друзья, зондеркоманда, красная профессура и т.д. могут существовать в действительности? В действительности у людей могут происходить такие же проблемы, искания, желания, взгляды на жизнь? Или все-таки такое может быть только в книге Иванова? 3. Зачем Служкин достает из кустов письмо Сашеньки Будкину, которое было выброшено с крыши дома? 4. Как вы думаете, почему ничего не получилось у Будкина и Нади? 5. "Географ" заканчивается главой "Одиночество". Правильно ли говорить, что служкин попал в ситуацию безысходности - везде тупик? Заранее благодарю за ответы!.. Ответ Что ж, попытаюсь ответить. 1. Скорее, наборот. Через призму героев и ситуации "Географа" я хотел показать кусок истории страны. Внутренней истории, глубинной, базовой, не "учебниковой". Время "Географа" - первая половина 90-х. История "Географа" не могла случиться в конце 80-х, и не могла случиться во второй половине 90-х - потому что общество адаптировалось, люди худо-бедно научились подыскивать себе ниши, и Служкин уже не попал бы в школу. Это история о хорошем человеке, который не хотел прогибаться под ситуацию - но не хотел и героически погибнуть. Который хотел, как нормальный человек, просто жить и быть счастливым. Ситуация такого желания - вневременная. Люди всегда хотят этого. Формы реализации, соответственно, привязаны к эпохе. Все мы живём в определённом обществе и в определённое время. 2. Что значит "верю ли я"? Я всё это видел своими глазами на примере себя, своих близких и своего окружения. 3. Письмо Сашеньки Служкин достаёт просто из сентиментальности. И ещё из какого-то смутного понимания, что нельзя так обращаться с письмами, в которых пишут о любви. 4. У Нади с Будкиным ничего не получилось потому, что если бы получилось - все упрёки Нади Служкину оказались демагогией. Надя бы поступила так, как поступал сам Служкин. Как говорил Моржов из другого моего романа, для многих людей "бесплодные победы" важнее "плодотворных поражений". Надя выбрала "бесплодную победу". А у Будкина с Надей не получилось потому, что Будкин струсил перед Служкиным. В общем, тоже предпочёл "бесплодную победу" над собой. 5. Служкин не "попал" в ситуацию тупика. Он всегда в ней находился. Он лишь осознал её. Эта ситуация в европейской традиции называется "экзистенциальностью бытия". Обретая себя, всегда обретаешь и границы, которые отделяют тебя от других. Познавая себя и мир, становишься одинок. "Умножая познания, умножаешь скорбь". Отсюда и служкинская тоска финала. Вопрос Здравствуйте, Алексей Викторович. Недавно прочитал "Географа". Чувства противоречивые, но позитива все-таки больше. После прочтения вашей книги появилось ощущение, что я нашел что-то, без чего было бы тяжелее. Мой вопрос, наверное, покажется Вам слишком глупым, детским, но все же охота узнать, как Вы представляете себе жизнь Служкина после увольнения. Может ли с ним произойти что-то принципиально новое, есть ли место для перемен в его "пустыне одиночества"? Заранее спасибо. Ответ Уважаемый Алексей. По-моему, в душе человека всегда есть возможность для перемен. Экзистенция всегда неизменна. А вот социум может предоставлять условия для перемены статуса, а может и не предоставлять. В переводе на русский... Думаю, Служкин научится не дёргаться от жизненных ударов и научится при ударах держаться прямее. Не думаю, что Служкин избавиться от одиночества - "самостояние человека" всегда подразумевает определённую степень отрешённости от людей. А станет ли социум милосерднее... Для меня мой герой впрочно впаян в первую половину 90-ых, какой она была в Перми. За прошедшие 15 лет здесь мало что изменилось. Следовательно, для меня у Служкина на 15 лет вперёд нет шанса жить лучше. Но ведь "Географ" - это не про то, как д-Артаньян получил маршальский жезл, а про то, как д-Артаньян не предал своих друзей и не примирился с врагами. "Географ" - не про то, как побеждают, а про то, как не сдаются. Поэтому будущее здесь не важно. Служкин же не злораден! Или я наивен и не вижу его злорадства!? Это я к тому, что не все мы злорадны, мне так кажется. Как может человек, имея долю злорадства, отдать жену лучшему други и в то же время остаться с другом и женой!? Я думаю, что злорадство - очень распространённое качество. Вы же смеётесь на комедиях - а это тоже облагороженное злорадство. В романе вы довольны поражением отрицательного героя - разве это не злорадство? Когда оно в меру - ничего страшного. И вовсе не обязательно, что злорадство направлено на всех вокруг. Тот же Служкин... Жену он любит, жалеет и чувствует себя виноватым - он не радуется её несчастьям. Но вот с Кирой и Сашенькой он обошёлся так, что это уже близко к злорадству. Потому что они оскорбили в нём что-то для него важное, и он наказывает их просто тем, что ставит их на их настоящее место: Кире возвращает свинство её поведения, а Сашеньке подсовывает идиота, с которым ей хорошо спать в удовольствие и одновременно жаловаться на жизнь. Служкин не разводится с женой исключительно из-за дочки? Или, несмотря на её характер, всё-таки любит её и надеется, что она ответит взаимностью? Служкин, хоть и разгильдяй, но ответственный человек. Потому и мечтает о святости - "не быть залогом...". Вот из-за ответственности он и живёт с Надей, а не только из-за дочки. Надя презирает людей (упрощённо говоря), а потому ей не устроить свою жизнь ни с кем, вот Служкин и закрывает собой эту дыру в её судьбе. Об этом же он беседует с Веткой, которая поясняет ему такой принцип жизни: "Вляпалась и сижу". Зачем он постоянно поит водкой детей? В смысле выпивки с детьми Служкин не прав, а кто его оправдывает? И о том, что он не педагог и не учитель, он говорит сам. Роман-то - не о том, как учитель осваивал вершины своей профессии. Вы действительно полагаете, что эпизод из «Географа», когда Служкин ударил в школе кулаком в глаз своего ученика Градусова это реальность? Реальный Градусов с присными обязательно подкараулили бы Служкина вечером и вломили ему по полной. Такова жизнь, сами знаете. У меня есть еще вопрос. Вы считаете, что если бы Служкин поддался эмоциям, и любовь между ним и Машей привела их к физической близости в том эпизоде в пекарне, то это было бы его нравственное падение? Внутреннего покоя Служкина может лишить не ответная-безответная любовь, а совершённая им подлость. В чем же подлость? Половой акт по взаимной любви с 14 летней девочкой это подлость? Подлость это когда обман и насилие. А когда девочка отдается в акте взаимной любви мужчине, то она всю жизнь будет ему благодарна за то, что взял ее, а не отверг. Даже, если у них нет будущего. Спросите это у самих девушек. По поводу "дать в глаз Градусову". Для хулигана получить в глаз - не большая катастрофа. Градусов знал, что заслужил свой фонарь самоотверженным трудом. И мстят чаще за публичное унижение, а не за побои - а Градусов получил в глаз без свидетелей. Градусов - не подонок, чтобы потом натравливать на Служкина своих шакалов. Градусов - хороший человек. Это одна сторона вопроса. Другая сторона. Лично я школьников в глаз не бил. Но несколько раз бил по шее, и очень сильно, и при всём классе. Я ничуть не боялся какой-то там мести шакалят, хотя, думаю, я - не самый сильный мужчина города Перми. И никогда никакой мести не было, ведь подонки - трусы, даже в своре. Такова жизнь, сами знаете. Проблема групповой мести, точнее, её несостоятельности в отношении Служкина, как раз и описана в сценке разгона банды Бизи Служкиным в одиночку. А вашу оценку близости между Служкиным и Машей я не разделяю. Я не хочу обсуждать эту тему, и - боже меня упаси - не пойду чего-либо спрашивать у девушек. Останемся при своих мнениях без дискуссии. Вопрос Здравствуйте, Алексей Викторович! Прочитал вашу книгу "Географ глобус пропил". Возникло ощущение разбитого большого зеркала - много осколочков (это главки вашей книги) и в каждом отражается наша знакомая действительность. Чтение этой книги затягивает, как щелкание семечек на скамейке. Грустно, конечно все заканчивается - одиночеством. У меня вот такой вопрос. Почему вы в этой книге часто неоправданно преувеличиваете и вводите в сюжет то, что быть не может. Например, географ бьет своего ученика Градусова. Это чушь! Такое невозможно в реальной школе. Геройски разгоняет шпану, избивающую его учеников. Это похоже на фантастический сон Служкина. Вообще, он ведет себя в школе, как санитар в психбольнице с ненормальными. Это гротеск, но мера к сожалению нарушена. Такое впечатление, что вы специально почти в каждой главе нагнетаете для привлечения интереса такие нелепости, которые зашкаливают. Ведь,например,очевидно, что учитель не мог не знать, что Маша дочь зауча Угрозы. Мне было интересно читать, но впечатление разбитого зеркала осталось. Владимир, 19.11.2009 Ответ Уважаемый Владимир. Апелляция к собственному опыту всегда неубедительна, но что поделать? В описаниях баталий Служкина и "зондер-команды" сколько угодно иронии, но никакого гротеска нет. Не то, чтобы в моей жизни всё было так, как описано, но было примерно такое - выволакивал негодяев из класса за ухо, пинал под зад, разгонял шпану. Мне было 22 года, отчего бы и не разъяриться? Правда, я не бухал и не приставал к девочкам, но это - уже от Служкина, а не от меня. Я и вправду не знал - и до сих пор не знаю, - фамилии завуча, ставшего прототипом Угрозы, а год назад узнал, что у неё есть дочь Маша, и она (завуч) страшно на меня оскорбилась. Я описал ещё не все кошмары, что творились тогда в школе. Потому что тогда всё стало бы натурализмом. И я никогда не смогу описать того, что увидел и узнал, когда водил в походы "трудных подростков" - а описанные дети - не "трудные", обычные. А разве в новостях время от времени вы не встречаете сюжеты про то, как учителя бьют детей? С чего бы, думаете? Моё желание написать "Географа" чисто формально появилось именно тогда, когда я впервые столкнулся с этим школьным беспределом и был потрясён его реальностью и повседневностью. Сам я работал в школе в 1992, "Географ" написан в 1995. Может, сейчас и не так. Но тогда и со мной было - такое. А я работал в школе не один. И таких школ по окраинам миллионного города Перми были десятки. И в стране - почти сотня миллионных городов. Кстати, из прототипов шести описанных "отцов" двое уже мертвы - армия и наркота, один поступил в университет. Так что эти ребята - не подонки. Я, в отличие от Козлова, писал не "Гопников". Два или три месяца назад мне сюда, на сайт, написал послание г-н Старков, который в романе - эпизодический герой. Сейчас это взрослый и состоявшийся человек. Если хотите, найдите его послание и удостоверьтесь, что я не соврал ни нотой. Прочитали с женой "Географа" и возник такой вопрос: поговорки, которые Служкин постоянно использует в речи, вы все придумывали сами? И ещё: загадка - "Ползет, ползет, шишку съест, опять ползет" - это Ваше или народное? Загадка - народное творчество. А поговорочки Служкина я придумывал сам. Самой удачной считаю "кто за ляжки, а мы за фляжки". Объясните, пожалуйста, почему Служкин отверг любовь Саши Руневой, снова сведя ее с Колесниковым? На мой взгляд, никакой любви между Служкиным и Сашенькой Рунёвой не было. Сашеньке нужна была "жилетка". Сашенька позвала Служкина для компенсации своего разрыва с Колесниковым. Вот Служкин и компенсировал - вернул Колесникова. А у Служкина ни к Сашеньке, ни к другим подругам любви не было. У него была некая всеобщая витальность, "жажда жизни", если угодно - впечатлений, которая и гнала его то в поход, то за выпивкой, то к подругам, то на другие приключения. Когда Служкин влюбился в Машу, эта витальность нашла свою "точку приложения", подруги стали неактуальны. Перечитываю в который раз финальное объяснение Служкина с Надей и что-то не встает на свои места: потребность в общении с мужем ("поговорил бы со мной") и одновременно усталость, равнодушие, любовь к другому мужчине; способность принимать волевые решения и одновременно неспособность взять на себя ответственность за них - "ты больше всего" (виноват). Почему же Надя оставляет Будкина? Только из желания жить по правилам, а не по духу? Или она сама начинает следовать служкинской формуле "не делать никого заложником своего счастья"? Финальный разговор Нади и Служкина отсылает к другой служкинской формуле: надо меняться, чтобы стать человеком, и надо быть неизменным, чтобы оставаться им. Наде надо менять жизнь, если уж она настолько недовольна, но она этого не делает. В том числе и по причине ложных приличий. Будкин трусит принять решение за Надю, а Служкину это незачем. Служкин обрёл мир с самим собой, ему надо оставаться неизменным. Надя поставила крест и на себе, и на Служкине, поэтому и начинает с ним разговаривать: для неё он пустое место. Никаких волевых решений Надя никогда не принимала: гонор и спесь - не характер. И Будкин не принимал. И Ветка, и Сашенька не принимали. А Служкин принимал не раз, хотя подавляющее большинство читателей считает - вместе с Надей - Служкина тряпкой. Я уже не раз говорил об этом. Не делать зла - это поступок, а не отсутствие поступка. Зачастую даже это очень серьёзный и сильный поступок, глубокий - но неэффектный. Для чего вы поменяли повествование автора на повествование от первого лица? Зачем нужен был данный прием? Честно говоря Служкин от автора мне больше нравился своей "непробиваемостью". В первых двух частях "Географа" Служкин выписан исключительно внешне. В этих частях нет выражений типа "Служкин подумал...", "Служкину показалось...", "Служкин захотел..." и т.п. Читатель не знает, что происходит у героя внутри. Я думал: если читатель дочитал до третьей части, то наверное, Служкин его зацепил, поэтому читателю будет интересно взглянуть на Служкина ещё и изнутри. 1.Вы согласны, что если бы описанное в «Географе» произошло сегодня, то мать Маши обвинила бы Служкина в педофилии и кто-то из учеников смог бы это подтвердить? Это обвинение было бы справедливо? 2.В вашем ответе вы ни разу не употребили слово «любовь», хотя в «Географе» вы ясно, очевидно и талантливо изобразили именно ЛЮБОВЬ между Машей и Служкиным. Почему? Вот здесь и есть тонкость, которая не очевидна и порождает вопросы. Если есть взаимная, настоящая любовь, то нет греха и нет развратных действий, даже если ей всего 14 лет? Любовь всегда права? Многие скажут «да». 3.Читая ваш ответ, у меня создалось впечатление, что в то время, когда вы писали «Географа» вам было важно написать интересно, привлекательно, экстремально. Поэтому и отношения взяты между взрослым и 14-летней девочкой. А сейчас, на фоне актуальности темы педофилии в обществе, вы называете эти отношения грехом. В книге нет о грехе ни слова. Служкин абсолютно не считает, что, обнимая Машу в школе, он грешит. 1. Да, Служкина обвинили бы в педофилии. Уже обвиняли читатели - и ещё обвинят, будьте спокойны. 2. Нет, любовь не всегда права. «Любовь зла». Юлия Друзилла любила Калигулу. 3. Служкин отлично осознаёт, что его любовь греховна. И дело не только в разнице в возрасте. К ней добавляется разница в статусах (учитель-ученик), разница в жизненном опыте, разница в обязанностях и так далее. Любовь Служкина к Маше греховна не тем, что «ненастоящая», а тем, что, увы, не имеет права на существование. Такое бывает сплошь и рядом. «Евгения Онегина» читали? «Но я другому отдана и буду век ему верна». Служкин «отдал» себя другому и должен быть ему «верен». Или же он тряпка, как считает его жена. Искушение Служкина – двойное. Во-первых, его любовь подлинная, взаимная и тэ дэ. Идти навстречу такой любви кажется очень благородным – но кажется девочкам, а не взрослому мужчине. Во-вторых, Служкин измучен воздержанием, его мужское самолюбие уязвлено. Он ищет женщину. Судьба протащила его по кругам ада – и вдруг дала сразу трёх женщин, а он отказался от этого подарка ради Маши. Но теперь вот надо отказываться и от Маши. А ведь он её любит, и любит взаимно, и любовь – отличное оправдание соблазну. Служкин отказывается не только от соблазна, но и от соблазна с оправданием. Вообще «Географ» - не «роман воспитания», а «роман искушения». И принцип «неимения залога» - это методика жизни без такого искушения, с каким может справиться только Служкин, но быть Служкиным очень трудно. Поэтому Служкин – герой-стоик, а не тряпка. Что вы относите ко "времени Служкина"? Роман я писал в 1992-1995 годах. Это и есть "время Служкина" - как раз развал СССР и дикий капитализм. Знаете, эти социальные катастрофы я даже как-то не заметил. Я занимался устройством личной жизни и определением своего места в мире. Вот это и был ад. Мучительное несоответствие самомнения и мнения окружающих обо мне, амбиций и достижений, желаний и возможностей. Так, наверное, бывает у любого молодого человека, который старается осмыслить себя и которому судьба не приготовила успеха на подносике. По этому аду прошёл и Служкин. А социальные катастрофы я из романа практически убрал. Служкин имеет жильё и зарплату (ну и пусть, что скромные), и развал СССР с диким капитализмом для Служкина не трагедия. Если честно, то совсем не представляю Хабенского в главной роли. Скажите пожалуйста, Вы сами верите, что ему удастся вписаться в тайгу и сплав? Я считаю выбор Константина Хабенского на эту роль очень удачным и уверен, что у Хабенского всё получится. Хабенский - актёр большого таланта. Никакого противоречия его "органики" тайге и сплаву я не вижу. Книга «Географ» писалась вами также легко и с удовольствием, как она и читается? Самое удивительное, что вам было тогда всего 25 лет! В этой книге так много свежего воздуха, открытости души, нежности чувств ко всем этим бедолагам эпохи перестройки! А как вы сами жили в 25 лет, когда писали эту книгу? У вас было много свободного времени для этого? Сложилось впечатление, что вы писали для очень близких вам людей (или даже для кого-то одной) и каждый маленький рассказик о Служкине сразу давали им прочитать. Это так? Однако лихо вы расправились с нежной любовью Служкина и его ученицы. А если бы её мать не оказалась завучем, то ведь из логики рассказа эта любовь не оборвалась бы так скоротечно? Увы, всё было не так. Я писал "Географа" 3 года - с 1992 по 1995, трижды переделывал с нуля. Писал "ни для кого", никому не давал читать - это было технически невозможно, компьютера и принтера у меня тогда не было. Я не считаю "Географа" душевной пустышкой, над которой не стоит умствовать, - когда я придумывал его, я умствовал. Когда писал, я работал гидом-проводником в турфирме, свободного времени было мало. А "скоротечный разрыв"... О своём отказе от отношений с Машей Служкин говорит читателю в сцене у колодца в деревне Межень, Маше он говорит об этом в сцене в классе перед экзаменом, да и вообще какие могут быть отношения после отказа от шанса в пекарне? Разрыв был не внезапный и не скоротечный, и Служкин к нему готовился. То, что мать Маши - завуч, определяет только увольнение Служкина, а не его отношения с Машей. Вопрос Здравствуйте, Алексей Викторович!Несколько раз перечитывала "Географа" и очень вам благодарна за эту книгу. Но! До сих пор не могу понять характер Маши Большаковой... Может, ни рыба ни мясо? Объясните пожалуйста. Спасибо. Елизавета, 01.04.2011 Ответ Уважаемая Елизавета. Ну что ж вы так к Маше… Маша – «правильная». Очень хорошая девушка, но без опыта жизни, который помогает понимать другого человека. В отношении Служкина жизненный опыт Маше заменяет искренняя любовь. Ключевыми для понимания Маши являются два маленьких эпизодика. Один – когда Служкин в походе уговаривает Машу и Люську «слопать пироги» втроём, ни с кем не делиться: «Да верит она вам, только выделывается, - говорит Люська. - Дура, - краснея, отвечает Маша». Второй – когда Градусов ругает всех на все корки, и Машу тоже: «Ты-то, конечно, не дура! Самая правильная у нас! Так нельзя делать, так нельзя говорить!.. Не чешитесь, в носу не ковыряйтесь, на сапоги не писайте!.. Одна ты лучше всех разбираешься, как чего надо!» Служкин, взрослый человек, знает, что одной любви, без взаимопонимания, мало, такая любовь кончится плохо. Поэтому лучше и не начинать, чтобы любовь осталась чистой, не опошленной последующими разочарованиями. Эти разочарования не принесут душе Маши той пользы, которую принесёт первая и несчастливая любовь. Служкин знает, что нельзя вбивать в другого человека свой жизненный опыт, даже если человек любит тебя. Он говорит про «отцов»: «Я знаю, никого нельзя ничему научить». Опыт можно получить, только проживая ситуации. Отношения Служкина и Маши не имеют перспективы из-за разницы опытов. Значимость этой разницы может почувствовать только тонкий человек, а отказаться от отношений может лишь волевой человек, который не собирается менять своих принципов, чтобы малодушно избежать несправедливых упрёков, вроде упрёков Нади, жены Служкина. Для чего нужна была Лена Анфимова? Что она дала Служкину... и что он ей дал? Для чего нужна Лена Анфимова в романе? Сложно сказать. Для полноты картины. Непременно "что-то давать" - это функция героев детектива. Вы очень красочно описываете состояние выпивающего человека, его мировозрение и своеобразные ощущения жизни, скажите, а Вы сами выпиваете, или эти описания литературный вымысел? На мой взгляд, почти каждый русский мужчина знает эти ощущения по опыту, в том числе и я. Так что в "Географе" - не вымысел. Но в "Географе" я не описываю мировоззрение алкоголика, это вещь специфическая, и Служкин - не алкоголик. Любитель выпить - это выпивоха или пьяница, а вот алкоголик - больной человек. Разница как между "неимением залога" Служкина и "умалением" Венички Ерофеева. Или как между депрессией - плохим настроеним, и депрессией - клиническим состоянием психики, когда настроение не при чём. Когда я встречаю утверждение, что Служкин - алкоголик, я понимаю, что автор утверждения или не знает жизни, или видел, да не понял. А сам я отношусь к алкоголю лояльно-равнодушно: весёлая молодость уже позади. Вопрос Уважаемый Алексей Викторович. А почему же Служкин не лузер? Или я что-то не поняла. У него же ничего нет: ни семьи, ни любви, ни дела, ни цели. За любой пункт из этого списка надо бороться, простите за пафос, но это так. Он не хочет бороться за Машу, и то, то назвал любовью, превращает в пошлую игру. Я была в подобной ситуации (как ни странно, но не в роли Маши), потому меня это и задело. Вот Моржова не могу назвать лузером (забавно,мне сегодня звонил наш местный Моржов. Только у него вместо живописи - краеведение). Как Вы считаете, может быть, я предвзято отношусь к Вашему герою? Мария, 02.06.2011 Ответ Уважаемая Мария. Боюсь, что вы относитесь к Служкину не предвзято, а «пиксельно». Мне придётся процитировать себя, точнее, «Блуду»: «Из пикселей, как из паззлов, Алёнушка сложила портрет Лёнчика. Пиксели были следующие: «мой первый», «непьющий», «весёлый», «щедрый», «уважаемый», «работающий». Но они оказывались плоскими, потому что для объёма им не хватало противопоставления. К «мой первый» надо было добавить – «который меня изнасиловал», к «непьющий» - «за свой счёт», к «весёлый» - «от удовольствия», к «щедрый» - «когда подфартит», к «уважаемый» - «среди ублюдков», к «работающий» - «у сутенёра». Из плоских пикселей получился плоский портрет. Но и его Алёнушка предпочла механически суммировать в новый плоский пиксель – «настоящий человек».» Вы перечислили то, что должен иметь «не-лузер»: семью, любовь, дело, цель, победу (как результат борьбы). У Служкина нет семьи? Есть. Ну и что, что жена его пилит. Не уходит же. У Служкина нет любви? Есть. Маша. Вы можете считать его любовь «пошлой игрой», но для него это любовь. У Служкина нет дела? У него есть любимое дело: путешествовать по родному краю. У Служкина нет цели? Есть. Он говорит: «Я хочу жить как святой». Он и живёт без денег и секса. У Служкина нет победы? Есть. Он получает согласие на близость от всех своих женщин. «Лузер» - это пиксель, состоящий из пикселей «нет семьи», «нет любви», «нет дела», «нет цели», «нет победы». Я представил вам такие же пиксельные опровержения. Просто вы вгоняете Служкина в формат, в котором он не существует. Отшельник, увидевший святого Николая, - он лузер? Ведь у него нет ни семьи, ни любви, ни дела, ни цели, ни победы, а только землянка, родник, подаяние, икона и моление. Он «лузер»? А чего же тогда святой Николай ему явился? Такой отшельник не измеряется определением «лузер» или «не-лузер». И Служкин не определяется этим измерением. Его беда как раз в том, что другие люди меряют его этой меркой. Потому ему и поверили «отцы», что они ещё не научились мерить этой меркой. По большому счёту, Служкин ищет некую универсалию, «примирение на земле», как он говорит, и он очень далеко прошёл по этому пути, если уж мы сейчас о нём спорим. Если хотите, это его «успешность», потому что о «не-лузере» Будкине говорить нечего. Служкин говорит о себе «я – вопрос, на который каждый должен ответить». Он сумел стать вопросом. А хороший вопрос, как известно, половина ответа. Дойти в ответе до половины – большой успех. Лузеры так далеко не доходят. А служкин - он нормальный человек, которого его жизнь более менее устраивает, и он в основном занят тем, чтобы придумывать оправдания, почему он ничего в жизни не меняет. Как говорит мой муж: а голова нужна для того, чтобы придумывать оправдания. Кстати, а как вы думаете, ваши произведения могут войти в школьную программу? Но я по-прежнему не согласен с вами в оценке Служкина. Его жизнь его не устраивает. Он занят не одними лишь оправданиями своей бездеятельности - это читатели ищут оправдание Служкину, который, видимо, им симпатичен, но не понятно, почему ничего не делает. И в жизни бывает много ситуаций, когда ничего не менять - большое и трудное дело, а перемены как самоцель - стратегия мошенников. Я уже приводил пример с защитниками Брестской крепости: они ничего не поменяли, из крепости не вышли, к своим не пробились, Берлин не взяли. Они - лузеры? Они сидели по казематам, занятые придумыванием мифа о стойкости, чтобы оправдать своё неумение победить вермахт? А Служкин сам вполне внятно поясняет свою позицию (цитирую): "Нужно меняться, чтобы стать человеком, и нужно быть неизменным, чтобы оставаться им". Служкин не "колеблется вместе с линией партии", а маскирует шутками и списывает на пьянство именно стойкость, а не безволие. Служкин выпивает в том числе и для того, чтобы близкие думали, что "он не может", а на самом деле "он не хочет", причём "не хочет" ещё и обижать своих близких позицией отрицания их нормы. В этом и отличие "Географа" от похожих текстов "времён застоя", к которым всегда пришнуровывают мой роман: там пьянство само по себе было социальным протестом, здесь - маскировкой внятной позиции несогласия с эпохой и её нравами. "Географ" уже включён в школьную программу как дополнительное чтение. Я не знаю, правильное ли это решение. Надо спрашивать у педагогов. jkm Начала ее читать, т.к. была заинтригована фразой про трусы как книга.А-ха-ха-ха! Убила наповал! Чего правда что ли, фразу "Градусов задумчиво сгибает и разгибает, как книгу, свои трусы, провисевшие на костровой перекладине всю ночь" забила в поисковик и именно тогда начала читать книгу? Не после моего отзыва в этой теме? omni, спасибо. Примерно об этом и автор говорит, только про бухло другое.

jkm: СЕРЁГА, спасибо, прочитав ответы я, к своему удовольствию увидела что не так далека была от понимания действий героев (тех 3х книг которые прочла). Однако необычное устройство этого... ну наверное не человека даже, а такого рода людей, для меня останется волшебной тайной. Не кодекс чести и не этические законы властны над таким героем, а лишь одно удивительное, иррациональное чувство гармонии. СЕРЁГА пишет: забила в поисковик и именно тогда начала читать книгу? Да, а разве не за этим ты ее выложил? Я сразу поняла что это из какой то книги, которую ты читаешь. Иванов пишет: В первых двух частях "Географа" Служкин выписан исключительно внешне. В этих частях нет выражений типа "Служкин подумал...", "Служкину показалось...", "Служкин захотел..." и т.п. Читатель не знает, что происходит у героя внутри. Я думал: если читатель дочитал до третьей части, то наверное, Служкин его зацепил, поэтому читателю будет интересно взглянуть на Служкина ещё и изнутри. Вот! оказывается такая интрига (каков же герой "внутри") и была задумана автором

omni: СЕРЁГА, спасибо за подборку. Действительно очень интересно читать Алексея Иванова на его сайте. Настоящее живое общение на 149 страницах!

jkm: omni, СЕРЁГА и все кто еще читал Иванова, а какой вопрос у вас появился при чтении его книг (если появился) ?

СЕРЁГА: jkm Да, а разве не за этим ты ее выложил?Фразу выложил, чтобы заполнить мучительную тишину - когда milapres не писала ничего и не отвечала на мои вопросы. Просто понравилась фраза, даже не предполагал, что она заинтригует. какой вопрос у вас появился при чтении его книгЯ только Географа читал. Появились вопросы - почему герой именно так действовал? А во время чтения - блять, чтож такая толстая книженция? Я-то читаю медленно, проговаривая про себя текст - а иногда и шевеля губами при этом. Еще про фразу "— Так заведи себе любовницу, не мучайся. — Кира в деланом недоумении пожала плечами. — Баб вокруг — только свистни." подумал, что вот какая стерва, "свистни" - врет и не краснеет.

omni: jkm, привет! Я тоже кроме «глобуса» Алексея Иванова ничего не прочёл. Зато вспомнил отзыв Захара Прилепина: мол, подающий надежды писатель из молодых. Как раз ему «глобус» понравился. Ну, я и подумал: нужно почитать что-нибудь у Захара. Времени не очень много на чтение, поэтому залез на ютьюб и посмотрел «школу злословия» с его участием. Вроде бы больше вопросов там было про «Сашку». Прочитал «Сашку», очень мрачное произведение, зато написано с душой. А до «глобуса» так бы и не дошёл, если бы не Серёга. Спасибо ему. Кстати, Прилепиным заинтересовался после фильма «Нулевые». К Алексею Иванову вопросов нет. Почти всё о себе он рассказывает, отвечая на вопросы читателей. Ясно, что пишет не только на продажу. Как говорит, все права принадлежат издателям. Вот дела какие. Я так понимаю, он интересуется историей своего края и создаёт произведения для передачи потомкам. Он Учитель, философ, ищет духовную Истину для себя и для людей. По религиозным взглядам больше христианин. Одно из последних его произведений про глобальную сеть. Спор идёт: куда эта сеть движет человечество. Или к развитию, или к деградации? На мой взгляд, неплохо о цели и пути человечества написал Шри Ауробиндо в книге «Человеческий цикл». В ней о появлении духовного общества и восхождении человечества на более высокую ступень эволюции. А пока прочитал на сайте Алексея Иванова с 1 по 20 страницу, там и читатели интересные темы затрагивают. Двигаюсь от сегодняшних дней вглубь истории!

СЕРЁГА: Я впервые обратил внимание на Географа после рекомендации Удава. Также в далеком будущем планирую прочесть Дом, в котором и Шантарам - но они уж очень толстые, раза в 3 больше Географа. Еще понравилось, где мегаписатель Лукьяненко вспоминает Алексея Иванова.



полная версия страницы