Форум » Делимся мнением о фильмах и книгах. Произведения. Идеи. Мысли. » Цитаты algolа » Ответить

Цитаты algolа

СЕРЁГА:

Ответов - 19, стр: 1 2 All

СЕРЁГА: Могу сказать, что из всего списка обязательным является первое – «Заземление». Это даже не упражнение, заземление это должно быть вашим образом жизни. Пока вы не заземлены должным образом у вас ничего не получиться. Вообще. Любой искатель имеет продвижение по пути своего искания только в случае продвижения по пути своего заземления

СЕРЁГА: Думать вредно кому? Тому, кто решил постигать свою суть. В этом случае мысли мешают. В этом случае человек в раздрае. С одной стороны он стремиться постичь себя, с другой стороны, он использует для этого самый неподходящий инструмент.

СЕРЁГА: Я разве говорил, что заниматься сексом надо обязательно? Не надо его подавлять. И все. Когда сексуальная энергия идет свободно на другие цели - замечательно.

СЕРЁГА: То, что вы полагаете под смирением и то, что я полагаю под расслаблением – одно.

СЕРЁГА: для буддиста вы слишком привязаны к результатам. Истинный буддист принимает жизнь таковой, какова она есть. И у него нет ни капли роптания, что что-то в его жизни не так. Для буддиста, всё, что происходит в его жизни, и хорошее и плохое - всё так.

СЕРЁГА: Свобода - это внутреннее состояние. Если человеку для ощущения свободы нужно определённое окружение - он не свободен. Он зависим от окружения.

СЕРЁГА: Понравилось не из Алгола: Монах, который живет, чтобы угодить Богу, говорить не хочет. Его молчание и замкнутость питают и дают ему силы в его борьбе. Он ищет уединения и скрытой, таинственной жизни во Христе, потому что на этом пути никто не мешает ему наслаждаться общением с Богом. Он наслаждается дарами небес на этой земле, и его кроткое сердце чувствует, что нечто очень странное происходит с ним. Что-то очень удивительное, и если он попытается передать словами, то не может сказать этого вообще, потому что описание будет слабым, а в жизни нет ничего, подобного этому. Вот почему он хочет скрыть это. Но это что-то так сильно, что иногда он не может не показать этого. Оно выходит само и, не желая этого, монах открывается. Он открывает это смиренно, не выражая и не объясняя того, что он пережил. Он открывает это просто, сдержанно и не напоказ, безыскусным голосом. Вот приблизительное содержание того, что он должен сказать: "Что это? - то, что со мной произошло! Я просил простить меня, но то, что я получил - больше, чем прощение и отпущение грехов. Я просил покоя, а мир, который я получил, невозможно описать. Знаю, что я создан, чтобы получать и отдавать любовь, но эта любовь, которую я ощутил - выше моих ожиданий. Я боролся, чтобы получить надежду, а нашел ощутимый покой, настоящее счастье. Мне больше ничего не надо. Я не хочу большего. Я в недоумении от всего этого. Я удивлен и говорю: Это все мне? Почему? За что? Чем я заслужил это? Произошла ошибка!" Все усилие сопротивника в том, чтобы придти ему в состояние отвлечь ум наш от памятования о Боге и от любви Божией, употребляя к тому земные приманки, и от действительно прекрасного отвращая нас к мнимо, а недействительно, прекрасному. Любовь есть благое расположение души, по которому она ничего из существующего не предпочитает познанию Бога. Но в такое любительное настроение невозможно придти тому, кто имеет пристрастие к чему-либо земному.

СЕРЁГА: Читал так себе книжку "Книга о сердечной молитве", но один момент понравился: Как привлекла меня к себе сердечная молитва? Думаю, никогда бы я не увлёкся ей, если бы мне не довелось \около года\ знать одного пустынного монаха на Алтае достигшего успеха в ней. С первых же дней моего знакомства с этим монахом, мне было дано так глубоко прочувствовать не только душой, но и телом блаженную силу молитвы совершаемой им правильно, что мне очень захотелось стать таким же как он. Достичь того же результата. Проблема оказалась в том что достичь реального устойчивого успеха в сердечной молитве, по его словам, было ни для кого никак невозможно ранее 15-ти 20-ти (для многих и более) лет, по возможности, непрерывной практики работы со своим сердцем. Далее, в этой главе, я озвучу то что слышал от него о молитве в некий, связанный по смыслу не всегда просто воспринимаемый, текст. Отец Александр (имя изменено) не любил говорить о молитве многословно. Но обычно говорил коротко. Некоторые слова его для меня были понятны, а некоторые — совсем не понимал. Замечания его изложу в свободном пересказе. Времени прошло много с того дня как мы виделись последний раз зимой в 95-ом году. Дословно мало что сейчас вспоминается, но основной смысл сказанного врезался в память хорошо. — Для чего читать молитву внутри сердца? Ведь большинство это не делают. — Сердце даёт свободу молиться потому что оно само не любит принимать внутрь себя посторонние мысли. Так устроено сердце, что оно всегда лучше себя чувствует если нет в нём лишних размышлений. Оно любит тишину и само помогает яснее слышать Действия Бога внутри тебя. Если сумеешь сделать сердце своё живым к Богу, то не будет счастливее тебя никого. — Чем можно оживить сердце? — Чтобы оживить сердце, надо с ним уметь обращаться правильно. Оно изменяется очень медленно, с немалым трудом. Во многом оно не в воле человека, потому что в нём или демоны живут, или Бог. Поэтому оно будет жёстко защищать себя даже от тебя самого. Если молитвой выгонишь из него живущего там дьявола то прямо войдёшь в Царствие Небесное ещё при жизни. — Как узнаю что дьявол изгнан? — Не сможешь не узнать. Ты станешь другим и всё вокруг тебя изменится. Невозможно правильно представить себе это, пока не достигнешь этого состояния сам. — Что самое важное в молитве? — Не мнить о себе высоко и ни на одну минуту не забывать о том что нет ничего важнее для тебя, чем вернуться к тому древнему состоянию души в котором были созданы первые люди до падения. Если будешь непрестанно помнить о том, что нет ничего важнее возврата к Богу, то всегда будешь думать о молитве. Только для того страдал Христос, чтобы мы обратно вернулись внутрь Бога. — Что значит внутрь Бога? — Это когда приучишь себя быть внутри Него непрестанно. — Разве это возможно? — Для человека, нет, но Бог может сделать многое Сам, если будешь чаще просить Его не оставлять тебя. — Сейчас никто не ищет таких состояний. — Можешь и ты не искать. Никто ведь не запретит. Каждый сам решает, ценить ему слова Христа или же нет о том что Бога надо: «любить всем своим помышлением» — то есть, всегда. — Не все ли тогда попадут в ад? Кто сейчас о Боге непрестанно-то думает? — Не тебе решать кто куда попадёт, не тебе и думать об этом. Конечно, я мог бы относиться к словам монаха, которого избрал духовником на Алтае, не особо серьёзно и мог бы быстро забыть о них, но то блаженство души что я испытывал рядом с ним я больше никогда ни с кем рядом не испытывал. Сила его молитвы, иногда, действовала на меня так, словно бы меня всего насквозь продувал сильный ветер из прохладного огня, очень приятного для тела и для всех моих чувств. Такая сила его молитв располагала меня к особому доверию его словам. Я всегда успокаивался рядом с ним хотя при встречах, чаще всего, он почти совсем ничего не говорил мне, так как по характеру был малоразговорчив. Он учил меня молитве, более, своим примером и той удивительно сильной энергией покоя которая исходила от него, чем своими словами. Вот ещё немного из того что сейчас видится для меня важным из его кратких наставлений. Мы не знаем себя и не знаем что ждет нас впереди за гробом. Если бы знали, не жили бы так спокойно, но много бы все молились. Непрестанно молились бы. Сердечной молитвой мало сейчас кто занимается потому что это трудно и потому что сердце очень медленно делается послушным Богу. Нам ведь хочется чтобы было все просто и быстро, чтобы было много чудес и много сложных представлений о многом. А Бог сложное не терпит. Он любит когда мы слушаем Его, а не себя. Бог любит терпение и молчание. Молчание и терпение должен любить и тот кто любит Бога. Страшный враг человека его воображение. Воображением ничто невозможно понимать правильно в духовном. Надо уметь думать молитвой, а не воображением, тогда воображение, мало помалу совсем исчезнет и только после этого может прийти покой в Боге,только после того как воображение полностью умрёт. Осуждаем, нелюбим, боимся, впадаем в духовную прелесть и много мним о себе — всё через воображение.

СЕРЁГА: Из Алгола: мудрость это не ум. Ум оценивает, а мудрость принимает. Иисус сказал, что Бог есть любовь. Очень замечательно сказал, и все решили, что достаточно верить в Бога, а он их уже любит. А что с того, что человека кто-то любит, если в нем самом нет любви? Пока в самом человеке нет любви, для него нет её и снаружи. А когда он пробудился, когда раскрылся и любовь его раскрыла свои крылья, то не имеет значения, есть внешняя любовь или нет, поскольку любовь явление безусловное, иначе это просто форма сделки замаскированная под любовь. Вера в любовь не поможет. Вы либо любите, либо нет. Так же и вера в Бога не поможет. Вы, либо пробудились и расслабились так, что доверяете Богу, существованию, абсолюту, кому что нравиться, жить через вас. Что вам напрягаться, если есть Бог? А если вы по прежнему напряжены, тогда увольте, тогда вы всякими красивыми словами маскируете своё эго и не более того.



полная версия страницы