Форум » В гостях у Репки » Точка невозврата » Ответить

Точка невозврата

admin milapres: Малые повести и притчи. Идея написания: Нужно ли отвечать, когда нечто снаружи касается личного пространства? В этой теме буду отвечать на внешние вторжения. Почему? Потому что ответы на вторжения и касания и есть образ жизни. Иногда они рефлекторны, иногда осмысленны, иногда (очень часто) - на отвечание (одновременно на многия-многия темы) отдаются годы жизни.

Ответов - 8

admin milapres: Притча о Учителе и Садовнике. - Господин, я мал и глуп, но хочу познать кто я есть. - Познавай. - Но я не знаю как, я хотел бы стать вашим учеником, что я должен делать? - Иди, копай землю. Видел там за горой земля пустая? Туда и иди. И возвращайся только тогда, когда снова захочешь узнать, что делать. Через год. - Учитель, я копал. Вскопал много-много земли, но не познал, кто я. Что я должен делать? - Иди и копай дальше. И сажай деревья, цветы и фрукты. И возвращайся только тогда, когда всё переделаешь и снова захочешь узнать, что делать. Через 10 лет. - Учитель, я вскопал ещё много-много земли, засадил её фруктами и цветами, а так же народил детей и теперь они тоже копают и сажают фрукты и цветы, но до сих пор не познал я кто такой. Что я должен сделать? - Теперь начинай отдавать фрукты и цветы. Отдавай всё, что не сможешь больше вскапывать и выращивать. А когда не сможешь больше ни копать, ни сажать и ни отдавать - возврашайся. Через 30 лет. - Учитель, я уже стар. Мне скоро уходить. А я всё ещё не познал, кто я. И больше не смогу уже ничего делать, чтобы познать. Я роздал землю и фрукты, научил копать землю внуков, и они теперь копают и сажают за меня чтобы роздавать. Скажи учитель, кто я? - А что остаётся от твоей жизни? - Осталось 10 гектаров земли, которую я вспахал своими руками, засадил цветами и деревьями, на ней теперь копают дети и внуки. А больше ничего не осталось. - Ты пришёл малый и глупый, и был никем, а стал садовником. Ты садовник. Иди с миром. Твой сад ответит на вопрос, кем ты прожил. - Учитель, неужели всё так просто? - Конечно просто. - Но ведь я хотел не этого? Я всегда хотел лишь узнать, кто я. - О, если бы всё сбывалось, чего хочет человек - Богу было бы нечего делать. Ты добился чего хотел, ты узнал, что садовник. - А как же приблизиться к Богу, учитель? - Ты всегда ухаживал за его царством, ты был очень близок Богу, разве ты этого не заметил? - Но учитель? - И простим Бога за то, что он живёт сам, как умеет, и даёт жить нам. А некоторым даже позволяет стать его садовником. 09. 19. 12. ********************************** Исполнение желаний. Путешествие на регистрацию в небесной канцелярии. Молодой человек томился в комнате ожиданий. Часы на стене показывали окончание третьих суток от начала пребывания в данном помещении - небольшой, напоминающей кубический аквариум камере, в которой кроме громко тикающих часов, оказалось несколько стульев-кресел, закрытая плотно серая дверь и большой экран телевизора, ни разу не выключавшийся. И вот, наконец - через неизвестно где находящийся громкоговоритель - раздался голос, вызывающий Антарыча на выход. Всего одно моргание глазами и... Антарыч уже стоял посреди белого тумана, где пропала и камера и все вокруг и таращился на стоящего напротив седоволосого, но довольно юного паренька, с булавкой на лацкане голубовато-серого как будто больничного пиджачишки. - Чего ждать изволили? - голосок паренька неожиданно напомнил о когда-то опущенном в воду пакетике с птичкой. В юности Антарыч захотел проверить - вылетит ли пташка божия через толщу воды. Для этого он закрыл удачно пойманную божью тварь в полиэтиленовом пакете и погрузил к самому дну стремительно текущей горной речки, стоя в ней по пояс. А когда открыл пакетик почувствовал какой-то толчок внутри у горла: то ли клекот, то ли кашель или вскрик, то ли ещё какое движение в зоне голосовых связок. Вот об этом и вспомнил совсем беспричинно и некстати. - Да мне сказали, что тут принимают заявки на исполнение желаний. - И что? - Где здесь принимают заявки на исполнение желаний? - А на какую тему, позвольте полюбопытствовать? - паренёк смотрел немного насмешливо, но добродушно. Вроде, как если бы ждал, когда дитя попробует полученное в подарок эскимо и выскажет одобрение. - В лотерею выиграть, чтобы всю жизнь ничего не делать. - Регистрацию желаете получить? - Атож! Говорят, прежде чем желания исполнятся, нужно в небесной канцелярии зарегиниться. Вот он я. Где дают? Меня зарегистрируйте, пожалуйста, - и Антарыч смело взглянул в лицо молодого нахала. - Ясно-ясно... - улыбнулся седоволосый салабон. И внезапно захотелось врезать ему, чтоб не задавался. - Так куда мне? - проявив учтивость - насупился, однако, Антарыч - Пройдите вперёд по коридору вон туда, - вытянув прозрачную на просвет руку, полинялый выскочка указал на невесть откуда взявшийся узкий проход между горящими строительными лесами, полукипящей водой какого-то мутного канала - в сторону загораживающего узкий почти уже лаз, а не "коридор" - оркестра. Заглушая грохот досок, обрушивающихся тут и там, сладкоголосые литавры - мешаясь со звоном медных труб и шипящими, словно мудрые змеи, звуками закипающей воды - выдавали нагора множество обнадёживающих аккордов. Правда края инструментов явно плавились от жара и трескались от пузырящихся водяных испарений... Но... Благо ни одной живой души не было заметно, играющей в том оркестре. Вероятно, инструментами водила произошедшая когда-то регистрация неожиданного желания. И теперь вот они исполнялись - надо понимать... - ИзЗзвиниТте, - промямлил, превращаясь в школьника младших классов Антарыч, - а нельзя как-то... ну... пройти для регистрации... дДдРругим путём? - Можно, конечно. Извольте сюда, - в мгновение ока под ногами вдруг оказался металлический округлой формы люк. И сейчас же полупрозрачная рука легонечко подтолкнула посетителя к краю уже почему-то открытого "другого пути". Вылетая сквозь просторное отверстие в открытое небо, Антарыч успел заметить, что внизу под облаками что-то темнеется. Земля, - догадался он, и отдался неумолимой силе гравитации, которая повлекла его домой. Со скоростью привычного дела выпадения из грёз увеличивалась внизу в размерах грешная планета... Антарыч закрыл глаза, и... Что-то ударилось - просыпалось сверху! Молодой человек открыл глаза: в полной черноте - что-то сыпалось и стучало и - не достигая его - странно напоминало о глине, которую пригоршнями и лопатой бросали на деревянный настил... находящийся, однако, в непосредственной близости от его удивлённого до предела лица. Антарыч рванулся было сесть, но... больно ударился головой. Запах холодной сырой жирной земли резко рванул его восприятие, взрывая все привычные нормы и желания... Антарыч закричал и проснулся. 09. 24. 12.

admin milapres: Точка невовзрата. Близилась осень. Славные стояли денёчки – чистые, солнечные, но уже не жаркие, а ласкающие, которые хотелось сохранить навсегда. На экране монитора высвечивалось личное сообщение: подруга посылала очередную ноту. - Очередную каплю, очередную стихийную волну? Что это было? – молча уставясь в экран Кло Нэйдин искал ответ. Вскоре, выйдя из ступора, он открыл файл с фотографией девушки. Они познакомились пару лет назад: Кло и Кора. Кора работала в городе, а жила на окраине жилого массива, выстроенного в отдалении по типу городка-спутника. Каждое утро девушка садилась в местную электричку и открывала яркий, гладенький новый журнал. Она когда-то по недоразумению подписалась сразу на несколько подобных журнальчиков. Ради пробного экземпляра. А когда поняла ошибку – было уже поздно, денег за годовую подписку уже не вернули, а журнальцы стали один за другим заполнять её и без того постоянно забитый бесконечными счетами почтовый ящик. Девушка решила использовать их в дороге на работу: читала, рассматривала картинки – в основном фотографии успешных людей, – такое, можно сказать, завела себе хобби. Ей нравилось искать на лицах – или в окружающем и даже в одежде – отпечатки нездоровых качеств: случайных свидетельств порочности, а, может, и несчастья. Вот же: у красавицы-жены нефтяного магната около губ притаилась горькая складочка. Или у всемирно-известного режиссёра оказывается на лице щетина, которая его старит – вот же дурачина! Нужно было короче оставлять щетинку-то – лёгонькую совсем, в его-то возрасте! Так что вскоре журналы она полюбила и уже радостно предвкушала открытие очередного номера. Работала Кора, как сама считала, очень успешно – в научной лаборатории, где ставились опыты – в основном: над мышами, или редко – над кроликами. Она обожала исследовательскую деятельность и частенько оставалась сверхурочно. Разве не прекрасно: докопаться до главного – открыть себе и окружающим собственные способности – выдающиеся, может быть, поболее, чем среди глуповатых по-сути американских сослуживцев. Девушка уже много лет проживала в пригороде столицы одного из штатов США. Так и в день, когда судьба свела молодых людей во единой точке Вселенной – Кора задержалась в лаборатории и возвращалась домой много позднее обычного. В полупустом вагоне электрички Кло сразу обратил внимание на одиноко сидящую девушку и ловко расположился напротив. Вяло пролистывая журнал, она периодически поднимала голову и засматривалась на лица пассажиров. Тогда молодой человек и заговорил: - Не читается? Хочется отдохнуть? Может побеседовать с кем-то? Может выпить чашечку кофе в небольшом уютном кафе? Кора опешила! Молодой человек читал её мысли! - Я Кло, – добавил он. А девушка неожиданно обрадовалась и уставилась на него «во все глаза», что называется. - Предлагаю выйти, – ласковым голосом добавил Кло, – кафе через остановку, а после я провожу на машине, идёт? – и улыбнулся, глядя в лицо хотя и обрадованной, но всё ещё молчавшей девушки. Она лишь кивнула в ответ, лишённая силы мысли. Так и завязалась эта странная дружба. Через одно всего свидание, она уже вовсю соблазняла молодого человека, тщательно продумывая очередной шаг. И очень скоро Кло сдался – образно говоря «без остатка». Пригласив его домой, приготавливая столик для небольшой вечеринки с фруктами и вином – девушка прошла в кухню, якобы что-то принести, а вернулась уже обнажённая: с бокалами для вина на серебряном подносике – остановилась посреди комнаты, «невинно» за ним наблюдая. Они провели незабываемый вечер и стали время от времени встречаться. Кора недавно развелась с американским мужем, – вернее он её прогнал, – и теперь снимала маленькую, но удобно расположенную квартирку в кондоминимуме. Встречались, в основном, в различного рода ресторанчиках, а после ужина приезжали к ней или в гостиницу. Постепенно Кло начал привязываться, увлекаемый необычным характером незнакомого ему до сих пор типа женщин. Вообще-то молодого человека можно было бы назвать сердцеедом, если бы он хотел этого звания. Но нет – его не привлекали «уважаемые роли». Его влекло творчество: например, сотворить что-то из отношений. Только добившись ярковыраженной конечной картины, он опускал оформленные в образ отношения «в прошлое» – можно сказать: «ставил романы на полку», в личную коллекцию среди «прочитанных книг». Например, на его полках находился роман о ревности. В романе говорилось о женщине, за пол-года доведшей себя ревностью до нервного истощения. К конце романа она ложится в больницу, а после... возвращается к брошенному ранее мужу, словно полинявшая и продрогшая бездомная собачка. Или был роман о гордой юной красавице, которая отказалась от учёбы в престижном элитарном колледже, куда её собирались отправить заботливые мамочка с папочкой. Но увы – жертва её оказалась напрасной – возлюбленного вскоре отослали в далёкую страну на соседнем континенте, работать при американском посольстве – в такую крошечную, что и на карте той страны не сыскать. Девушка долго горевала, но пережила и вышла замуж за прыщавого сверстника. Опять же папочкой найденного для её утешения среди богатеньких деток своих сослуживцев. Ещё особым уважением пользовался роман в 2-х частях, где в молодого человека влюбились сразу две прекрасные мулатки – студентки-подружки из Бразилии. В середине романа все втроём стали жить почти что одной семьёй, но не долго. Потому что Бразильский дедушка одной из мулаток, как оказалось – очень даже уважаемый в теневом бизнесе коротышка и денежный мешок – так направил положение дел, ни разу даже не появившись в США, что Кло вскоре уже подвергся аресту за невесть кем подстроенную подлянку. Его долго мурыжили и стращали, но всё же отпустили, намекнув на прощание, что «молодым девочкам» в его объятиях не место. Кло быстро всё понял и отпустил разом обеих, выставив на лестницу их вещи. Спустя приличное время – во второй части романа – одна из подружек приходила снова. И даже во время небольшого турне очень трогательно любовались они ночными огнями Парижа, а потом малютка пропала – вероятно встретив кого-то посерьёзнее, чем вечный мечтатель Кло. С Корой тоже намечался недурной роман: о молодом разведчике – будущем шпионе, прошедшем специальную подготовку в органах безопасности. О разведчике, встретившем подругу по духу, которой мог бы раскрывать неведомый доселе мир – во всех его многих красках и проявлениях – посредством своих рассказов обо всём-всём и ещё немножечко кое о чём. Кло обожал читать. Именно из книг он черпал свои очередные образы, исполняя их с особым мастерством и любовью. Иногда он даже думал, будто женщины имеют особую ценность именно из-за открывающихся возможностей для исполнения очередной блестящей роли. – Ну и для пополнения личной библиотеки романов, конечно. А в будущем... возможно, он напишет... бестселлер? Почему нет? И пока Кло творил роль, наслаждаясь производимым эффектом: Кора – казалось – млела от чувств и уже едва сдерживала себя, желая высказывать рвущиеся признания. Она «слушала нутро» – любимое сочетание слов – и... выражала, выражала, не забывая, однако, тщательно обдумывать выражаемое из «нутра». Иногда казалось, что подруга по уши влюблена, но увы – скоро она уже звонила с какой-то несусветной чушью, и молодой человек начинал сомневаться и нервничать. В общем, связь их складывалась странно. Девушка его задевала. Часто хотелось послать её подальше. Но... как-то забывалось, переоценивалось и вскоре снова казалось, что отношения весьма пикантны, необычны и желательны. - Кло, а я про тебя думала. Представляла, как ты после работы заходишь в душ, снимаешь одежду, трусы и вдруг... на тебе забытый презерватив! Застывший немой упрёк на натруженных венах! – и она радостно смеялась. А Кло недоумевал, что тут смешного, и зачем она это высказала. И... – Что за дурные представления вообще!? Или иной случай: - Дорогой, любовь моя, я так скучала, моя плоть в огне! Кло, приезжай скорее и спаси меня, а то я уже готова заявить в полицию, чтобы рассказать о твоих тёмных делишках – про то, как ты нелегально вёз коку из Перу, или про то, как ты вербовался в разведку. Представляешь, если бы я пошла в полицию – тебе наверно прислали бы повестку! Ха-ха! Но зато ты бы получил хороший урок, и в будущем проявлял бы больше конспирации, и уже никогда не хватал бы женщин из электричек! А я навсегда осталась бы твоей самой верной любовью, – и она снова смеялась. А Кло одолевало внезапное чувство гадливости, и хотелось её придушить. Но, как правило, после небольшого перерыва она звонила опять. - Кло, дорогой, где ты пропадаешь? Так давно о тебе не слышно... У меня тяжёлый период жизни, я страшно боюсь людей, всегда стараюсь измениться, стать хорошей, но это никак не выходит, и никто меня не понимает, на работе злятся, и очень одиноко. Хочется понравиться, но не могу ничего для этого сделать. Мне даже поговорить не с кем. Начальник приставал. Вчера плакала. Может заедешь? И Кло заезжал и между ними был чарующий по силе впечатлений секс. И снова он вспоминал о ней вечерами. Но порой всё же недоумевал... Почему так долго их роман всё ещё не на «полке для прочитанных книг»? Это ведь не правильно. Слишком затягивает. Когда они только начали встречаться, Кло, сентиментальности ради, рассказывал Коре о матери или о своём детстве. Конечно, приходилось немало привирать, иначе вряд ли можно было бы оставаться настолько привлекательным для дам. И Кло отлично играл на струнах женской души – так, что дамочки частенько брасались в его объятия, как на амбразуру, мечтая защитить от грубого мира. Проникались сочувствием к не понятому и одинокому, такому трогательному в своей откровенности, милашке. Так точно он повёл себя и с Корой. Но однажды сам себе удивился: рассказывая вымышленную историю о том, как завербовался работать на разведку, а его едва не разоблачили – Кло вдруг поймал себя на том, что... описывал свои истинные переживания! – Правда случившиеся по поводу его сомнений и страхов во время одного дурацкого ареста, но всё же... Его позже отпустили, а переживания навсегда врезались в память. Так вот, в тот раз, когда Кло изображал начинающего, но подающего большие надежды, молодого разведчика – он вдруг неожиданно увлёкся описанием истинного себя. Каково же позже было слышать от неё насмешки? Или и того хуже – намёки... или и вовсе непонятно чего! Она, якобы шуткой и игриво гладя его по головке – высказывалась: - Вот же бедненький, так старался не попадаться, а всё равно тебя раскололи и пришлось унижаться – не понимаю, чего стесняться своей низости? Почему было бы не признаться, что боишься их до смерти? Ну и что такого? Разве это так страшно? Рассказал бы всё как есть, а потом сам на себя посмотрел со стороны – это помогло бы тебе в будущем. И не пришлось бы так отвратительно унижаться, да? Вот так примерно – в удивляющем регулярностью режиме с периодическими передышками, Кора заставляла его снова и снова недоумевать. Что же она за человек? Что деется в её простецкой с вида головке, что движет поступками? И главное – зачем? Одной частью она была свободна, хороша в постели, устроена в жизни, не глупа и не скучна, как большинство молодых американок. Но другой частью... От неё хотелось отстраниться. Как от чего-то неведомого, тлетворно-пахнущего. Причём, ощущалось это очень даже противно. Частенько Кло приходилось сдерживать себя, переводить её реплики в шутку, в то время как шутить больше уже совсем не хотелось. Словно выпустив из себя предварительно мутное усыпляющее облако чернил, она длинными шупальцами проникала ему строго под кожу – меж органов, и... щупала, скользко вращала чем-то там внутри и снова щупала... У него сжимались яички, а она... сладострастно наслаждалась. – Мерзкое видение... Почему его посещали подобные видения? Вскоре после таких вот подобных звонков. И Кло в который уже раз стал всматриваться в фото подруги. Милое лицо, молодое, задорное. Худенькая небольшая фигурка. Улыбается... Вероятно в очень хорошем настроении. В памяти Кло всплыло лицо его друга детства. Доверчивое, глуповатое. Давно он не вспоминал о Патрике. Так звали его единственного школьного товарища. И вновь всплыла из памяти история детства. Последняя их общая история. Одним прекрасным днём Патрик выиграл поездку на теплоходе! В эстафете какой-то... По радио чего-то там ответил верно, и уже через неделю передавал в руки Кло блестящий билетик на молодёжную субботнюю тусовку – речной рейд вдоль города... С девчонками, и всё такое. Им обоим было тогда по шестнадцать... И уж как-то так вышло, только бежали они оба – сломя голову – чтобы сесть на трамвай, который едва-едва успевал доставить их до корабля ко времени отплытия. Опаздывали они как никогда! И уже оставалось только дорогу перебежать, всего-то пару десятков шагов, чтобы запрыгнуть на подножку трамвая... который – уже стоял на остановке, можно сказать, почти тронулся... Кло помчался по переходу, а Патрик... – его схватила за рукав какая-то худющая, согбенная старая вобла, колдунья, карга – с другой стороны за неё держася слепой старикан – чёрной палочкой всё впереди водил... Когда Кло вскочил на подножку в конце вагона, трамвай тронулся. И Кло долго смотрел через заднее стекло, как медленно тащится друг по полосатой дорожке перехода, чтобы перевести на другую сторону этих двух допотопных динозавров. На пароходик запыхавшийся Кло взбежал последним, после него подняли трап. Патрик на него так и не приехал. Тусовка удалась на славу, только мысль о Патрике вызывала тянущуюся, словно скользкая жила, тоску. Может, это чувство вины, зарождаясь, вызывало такие ассоциации? На следующий день поговорить друзьям не удалось. А утром, в понедельник Патрик уехал из города – учиться в далёкий колледж. Когда через год они встретились опять – Патрик уже был совсем другим. И дружба так никогда и не возобновилась. Неприятное чувство вины осталось у Кло навсегда. Почему он не остался? Почему не упросил остановиться водителя трамвая? Сколько раз молодой человек задавал себе эти вопросы? Но ответить не мог. Да и что толку, даже если бы смог? Удивительно, но Кло хорошо запомнил внутренний как бы «щелчок» – похоже, будто что-то внутри него «перевалилось через край». Он почувствовал разрыв. Так словно отношения с другом... вроде жевачки, которую долго тянули, и вдруг... чпок – она оторвалась. Повзрослев, Кло понял: бывает в отношениях, да и просто в каждом деле, некая «точка невозврата». И её можно услышать. Вспоминая недавнюю встречу, он всё ещё продолжал смотреть на фото Коры. Всего пару дней назад... Они обосновались в небольшом рыбном ресторанчике. Столики располагались на веранде вдоль городской реки. Романтичное местечко: свечи на столе, аквариумы с яркими в полоску заморскими рыбками у стен; приглушённый свет, а из глубины зала – тихая фортепианная музыка... Кло поставил на стол коробку с подарком: превосходное нижнее бельё от Кристиан Диор. Удачно купил его всего пару дней назад. Случайно проходил мимо, когда бутик закрывался, уходя из бизнеса, и распродавали всё по втрое сниженным ценам. Такое бельё было прекрасным подарком для них обоих. Ведь они оба любили оформлять свидания с какими-то особыми изысками. Кора бережно открыла коробку и ахнула! Вскочила с места и бросилась обнимать! Потом сияла счастливыми глазами. И мило щебетала весь вечер, и даже игралась: с особым распутством сняв потихоньку под столом свои трусики и приподнимая повыше юбку, она раздвигала ноги навстречу речным трамвайчикам. Это немыслимо заводило Кло. Он едва не намочил элегантные брюки. Ночью она предложила начать жить вместе. Сказала, что уже подыскала квартирку, где им будет удобно обоим. Кора выглядела такой безмятежной, всё продумавшей и конечно не рассчитывала на отказ. А Кло, однако – хотя и вежливо, осторожно подбирая слова чтобы не поранить – отказался. Повернул так, чтобы у неё не было повода сомневаться в его решении. Мягко, но... твёрдо – вот же, недаром он умел выстраивать отношения! У него и твёрдое решение выглядело легче пушинки и мягче хлебного мякиша. Под утро он уехал, не разбудив подругу. И к вечеру небольшой неприятный осадок уже позабылся. Хотя на его месте появилась какая-то неожиданная, можно назвать «плотность». Некий не поддающийся описанию комок в груди. А теперь, через день после встречи, она позвонила. Когда он смотрел на экране фото... Увидел очередное поступившее сообщение, и пока открывал – как раз затрещал телефон: - Кло, дорогой, жаль что ты меня не разбудил. Я бы приготовила нам кофе. Зачем уходить, не выпив чашечку кофе? – щебетала Кора. И переждав, пока он что-то отвечал, как обычно ласково и шутливо, продолжила: - Знаешь Кло, я сегодня посмотрела на себя в зеркало – в этом белье от Диор, и вдруг подумала, а чего бы тебе тоже не начать носить женские трусики? Представь, как забавно твой агрегат выпирал бы сквозь кружева? Так ты смог бы подчеркнуть свою гибкую почти женственную природу. Недаром же ты так виртуозен в воплощении своих замыслов, ты просто душечка. В женском белье тебе бы равных не было! – сообщила она бодрым голосом. И пока Кло осмыслял, чего это такое она сейчас несёт, – подружка вскрикнула: – Ой! Меня начальник зовёт, перезвоню позже! – и повесила трубку. А Кло остался сидеть. В ушах у него стучало и пульсировало резко повысившееся давление. Сердце с трудом перегоняло свои шесть литров крови. Среди навалившейся вдруг духоты скатилась к виску первая капля пота. Руки и ноги мелко-мелко дрожали и не двигались. Онемение, казалось, заполнило его по самую макушку. Возрождаясь, под черепом робко шевельнулась, неожиданно оказавшись очень грузной, мысль... На экране монитора зависавшего уже несколько минут, наконец, открылась картинка из последнего её почтового сообщения: Открытка! Изукрашенная по краям сердечками, розочками и завитками – среди отдыхающих на фоне моря, пред ним предстала собственная фигура... когда-то давно он посылал Коре это фото... Так вот в данном случае, вместо купальных трусов, фотошопом на нём была «надета» коротенькая, закрывающая только грудь комбинация и кружевные трусики, удивительно похожие на его недавний подарок. Теряя сознание, за радужными сполохами, кружащимися без выхода внутри его бедной черепной коробки – Кло вдруг услышал знакомый прежде «щелчок»: – Чпок! – Внутри него что-то оторвалось и... – оставляя позади «точку невозврата» – медленно двинулось в темноту... 09. 27. 12.

СЕРЁГА: О, очередной роман про утонченных людей! единственного школьного товарища.Вроде школьные товарищи это одноклассники, а единственный - это школьный друг. Интересно, когда Кора пошла за жратвой на кухню, а пришла голая с подносом - стали ли они сначала кушать? Ради пробного экземпляра.Чего-то не понял, что за пробный экземпляр? бесконечными счетами почтовый ящик.Вроде только за квартплату приходит счёт, че там за бесконечные? Я КлоРеально такое имя бывает? Или сокращение, типо Жан Клод Ван Дамм? а после я провожу на машине, идёт?На такси что ли? кондоминимумеЧе это такое? Встречались, в основном, в различного рода ресторанчикахВ америке реально много ресторанов? Это же каждый раз по ресторанам ходить - никакого бабла не хватит. Или ты имела ввиду наши российские кафешки? роман о ревности / роман о гордой юной красавицеКак ни напрягал свой мощный ум, так и не понял в какой роли Жан Клод был в этих романах? И даже во время небольшого турне очень трогательно любовались они ночными огнями ПарижаСогласен с чуваками, коряво написано предложение. Почему не сказано, что Кло негр? А в будущем... возможно, он напишет... бестселлер? Почему нет? Че-то резануло слух слово "бестселлер". Вроде люди не могут предвидеть будущего - как он может знать, что именно бестселлер? снимаешь одежду, трусыТрусы же тоже одежда? Случайно проходил мимо, когда бутик закрывался, уходя из бизнеса, и распродавали всё по втрое сниженным ценам.уходя из бизнеса, они распродавали? Такое бельё было прекрасным подарком для них обоих.То есть Кло тоже обожал, когда ему дарили труселя из бутика? с особым распутством сняв потихоньку под столом свои трусикиКло на камеру что ли снимал под столом, чо там за особое распутство? Я бы приготовила нам кофеОни пьют кофе утром, чтобы проснуться? Вроде milapres тоже пьёт. Куда лучше для просыпания подходит несколько глотков алкоголя. Вот такие мои мысли. И почему чуваку было фигово от примеривания на себя женских трусиков? Из-за того, что негр? Ничего такой рассказик, но как будто происходящий в параллельном мире, где все люди - утонченные психологи.


admin milapres: СЕРЁГА Дубль 2. потому как вчерась глюконуло и пропало. Вроде школьные товарищи это одноклассники, а единственный - это школьный друг. друг и товарищ - синонимы. Одноклассники ни разу не товарищи, только кто-то из них бывает... Интересно, когда Кора пошла за жратвой на кухню, а пришла голая с подносом - стали ли они сначала кушать? История умалчивает. Вероятно афтара это не так сильно заботило. Я не думаю, что она вообще пошла за жратвой, поскольку как нам было сообщено намечалось вино и фрукты, а не "Болшая жратва" (кстате отличчЧненный фильм такой есть - рекомендую. Старый уже, но - фтыкает). Чего-то не понял, что за пробный экземпляр? Это когда заказываешь пробно забесплатно, но даёшь данные кредитки. А потом обнаруживаешь, что упустил мелкими буковками написанную фразу, мол обязазуюсь на годовую подписку автопилотом. Обнаруживаешь ровно тогда когда ящик заполняется тонной макулатуры, а отказаться уже поздно. Вроде только за квартплату приходит счёт, че там за бесконечные? Россия ни разу не США. Здесь картина софсем иная. Реально такое имя бывает? Или сокращение, типо Жан Клод Ван Дамм? Ладно исправлю. Пусть будет Клод. а после я провожу на машине, идёт? На такси что ли? Да, тут видать для россиян нада тонны пояснений. Машина тут у каждого перца ждёт на стоянке около станции электрички. В город на ней не ездят, а держат на стоянке пока не вернутся с работы чтобы доехать до дому. А если машины вдруг нет, тогда используется кар-сервис-такси, который вызывается к любому углу, где находишьсо по телефону. Как мы например вызвали на пляж, чтобы вернуться к месту своей парковки, когда делали первый заплыв на лодке. кондоминимуме Че это такое? Читай справочник. Это официальное название. В америке реально много ресторанов? Это же каждый раз по ресторанам ходить - никакого бабла не хватит. Или ты имела ввиду наши российские кафешки? В сша нет такого расхожего понятия как кафе. Здесь практически всё рестораны или пабы-бары. Если где готовят - ресторан. Если заранее готовая продукция - гроссери. роман о ревности / роман о гордой юной красавице Как ни напрягал свой мощный ум, так и не понял в какой роли Жан Клод был в этих романах? Трудно тибе с твоим умом... Я так полагаю Клод был ГГ. И даже во время небольшого турне очень трогательно любовались они ночными огнями Парижа Согласен с чуваками, коряво написано предложение. Коряво - не включает в себя факт, что завидно за героев? Скорее всего всё будет переписано, дабы угодить говночитателю. А заодно отточить мастерство написания креативов. Почему не сказано, что Кло негр? А разве был негр? Действительно не написано. Дык с чего ты взял? А в будущем... возможно, он напишет... бестселлер? Почему нет? Че-то резануло слух слово "бестселлер". Вроде люди не могут предвидеть будущего - как он может знать, что именно бестселлер? Это патамучта резануло, что своё внутрице откликается. ТВОЁ ЛИЧНОЕ. Предвидеть не могут, но написать бестселлер вполне можно. Чего и происходит постоянно - та там, то тут. снимаешь одежду, трусы Трусы же тоже одежда? Трусы вообще-то бельё. Нательную одежду традиционно называют бельём. Случайно проходил мимо, когда бутик закрывался, уходя из бизнеса, и распродавали всё по втрое сниженным ценам. уходя из бизнеса, они распродавали? В русском местоимение не обязательно. Часто оно подразумевается. Написать они, не расписав предватительно кто они такие - ошиПка ещё бОльшая чем вообще умолчать. Лано, исправлю. Такое бельё было прекрасным подарком для них обоих. То есть Кло тоже обожал, когда ему дарили труселя из бутика? Умишка опять пробуксовал. Нормально мужички любят трогать руками или порой хуями тонкое женское бельё. Это их возвышает, особенно настроенных на романтические сценарии, когда исполняют роль "занимающихся любовью". Так что мужичок и дарит бельё, с прицелом самому же и наслаждатьсо. По моим наблюдениям мужички вообще делают подарки строго чтобы сделать сибе приятное. Дабы узреть сибя с прекрасной стороны. с особым распутством сняв потихоньку под столом свои трусики Кло на камеру что ли снимал под столом, чо там за особое распутство? Вишь ли... вряд ли я смогу объяснить такому перцу как ты что такое распутство. Ты ведь меряешь мир на экране монитора. На мониторе даже выставлять писду под увеличительное стекло и то всё ещё не распутство. А в реальности даже снять трусы находясь в общественном месте - уже немалая смелость. Не говоря уж о демонстрировании своих органов. Но ты не поймёшь, просто пропусти это место и живи себе дальше, воображая что мир это просто экран монитора. Рестораны на воде вообще-то есть и в россии, в Москве в частности точно есть. Когда столики стоят типа на палубе. И тогда повернуть свой стул и раздвинуть ноги прямо в лица мимо-проплывающих граждан и их гражданок - раз плюнуть. Внутри собственного ресторана никто даже не увидит, зато проплывающие будут глазеть на всю катушку. тебе такое описание ближе для удовольствия? Я бы приготовила нам кофе Они пьют кофе утром, чтобы проснуться? Нет, бля, они пьют кофе чтобы не вливать его себе в жопу. А то по утрам жопа сильно упрашивает. Куда лучше для просыпания подходит несколько глотков алкоголя. Да я помню - посредством клизмы, ты уже раньше нас ознакомил с рецептом. И почему чуваку было фигово от примеривания на себя женских трусиков? Из-за того, что негр? Нет, просто он не оказался таким тупым, как некоторые читателля. Но на самом деле у многих тупизна - это тоже орудие для самосохранения. Типа защита от реальности такая. ГГ, по-ходу, тоже долго защищался, но... всё же попал... Такая вот сказко-ложь да в ней намяк - добрым молодцам кулак. Ничего такой рассказик, но как будто происходящий в параллельном мире, где все люди - утонченные психологи. Не можешь сказать чо это значит? Из чего такое заключение? Пс. Ты, кстати, не заметил, что я уже исправила места после их коммов?

СЕРЁГА: admin milapres А разве был негр?Я думал, это пересказ рассказа Oli - у неё был негр. Коряво - не включает в себя факт, что завидно за героев?Ну да, они там из Америки в Париж катаются, завидно и сразу видно что написано коряво. зато проплывающие будут глазеть на всю катушку. тебе такое описание ближе для удовольствия? Не, как-то не очень, больше нравится когда интимно за столом. Не можешь сказать чо это значит? Из чего такое заключение?Мне кажется, что большинству людей надо только развлечения: вкусно есть, бухать, наркоманить, трахаться, понтоваться. А у тебя в рассказе как-то всё слишком культурно и без эмоций, как будто наблюдения психолога за жизнью людей. Ты, кстати, не заметил, что я уже исправила места после их коммов?Не заметил.

Ася: СЕРЁГА пишет: Мне кажется, что большинству людей надо только развлечения: вкусно есть, бухать, наркоманить, трахаться, понтоваться. А у тебя в рассказе как-то всё А какая разница, что нужно большинству? Такое большинство найдёт свои рассказы. Такому большинству, которое ты описываешь, рассказы Милапрес и на глаза не попадутся.

СЕРЁГА: Ася, ну да, согласен. Я просто описал своё ощущение от рассказа, для меня он слишком утонченный. Лучше прочитай просьбу к тебе в моей теме.

admin milapres: По прочтении темы разборок с Лотосом и модераторами на форуме Лотоса. Песня глаМного модератора - "о своем о девичьем" Зачем вы помогаете мне ковать бабло? Ведь вы ж меня не любите, по вашему я - Зло? Приходите работать тут - на форуме вещать, А форум создавался, чтоб меня обогащать Вы что ж - дурные дурни? Что нужно вам еще? Со мною вместе вы в строю, пока не горячо, Пока оно вам терпится - мы строим новый дом В котором скоро заживем с подружкою вдвоем А вы, слепые дурни, пора бы поумнеть... На поле дураков - расти, а вовсе не трындеть И не мои считать углы, а свой бы завести - Чтоб поле появилось там, где сможете цвести... Где вам поможет божий день, удачу принесет Где вас подхватит дурачок, но вас же и спасет Учитесь, братцы - без балды, хотя для вас я Зло Для вас - вы все равно умней, но вот "не повезло" Зачем же братцы вы в строю, когда кругом враги? Коль враг - зачем ему служить, к приятелю беги... А если уж стенать про Зло? - Скорбите о своем Пора бы дерево растить, с копеечкой на нем... 02. 13. 13.



полная версия страницы